Атлантический союз и будущее пост-СССР

10 июня Европарламент планировал принять резолюцию и дать рекомендации по поводу заключения Соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве с США (TTIP, The Transatlantic Trade and Investment Partnership). Однако, формальный документ пришлось переносить. Ранее в ходе непростых переговоров, сведения о которых просачиваются в СМИ крайне дозировано, европейцы уже предложили американцам активизировать поставки нефти и газа в Старый Свет. Для пост-СССР TTIP будет означать новую «перезагрузку» (не исключено, что для некоторых и «перегрузку»).

В настоящее время только ленивый человек или обитатель глухого села не слышал о процессе глобализации в нынешнем мире. Это хитрое слово без всякого сожаления склоняют все, кому не лень. И, естественно, для чего оно и зачем, в странах Второго мира понимают лишь немногие. В странах же Третьего мира даже среди «аналитиков» понимания о происходящем не более, чем о механике движения Луны у воющих на нее собак и волков. О том, что это ключевое событие современности, которое может кардинально перекроить политическую и экономическую архитектуру мира, большинство трудящихся не знает. Объяснить почему, весьма непросто.

Например, попробуйте вернуться на условной машине времени в СССР 1985 года и растолковать даже образованному человеку той поры, что процесс создания Европейского союза в западной части Европы неизбежно будет сочетаться с молниеносным развалом всей советской системы в ее восточной части и, в конечном итоге, с демонтажом самого Зомбиленда на 15 «братских республик». И что временные рамки всему этому явно задаст Европейский единый акт 1986 года (Люксембургский договор), который подразумевал создание зоны свободной торговли в Европе к 1 января 1993 года. Логичным шагом за ним станет и политическое рождение ЕС с решением о его расширении на восток (Маастрихтский договор от февраля 1992 года).

Естественно, ни один здравомыслящий советский человек из 1985 года в это не поверит или если поверит, то далеко не сразу. Также как и не поверит в то, что украинские нацисты с символикой эсесовских подразделений Третьего Рейха в 2014 и 2015 годах будут обстреливать из гаубиц и РСЗО «Град» жилые кварталы Донецка и Горловки, украинская интеллигенция будет призывать убивать «донецких нелюдей» и «москалей», а обильно проводящая «советские» парады экс-РСФСР — щедро снабжать Украину энергоносителями. Например, только за первые четыре месяца 2015 года Москва завезла на Украину более 4 миллионов тонн угля, что составило более 50% угольного импорта Незалежной. И все это проделывается в фактическом состоянии войны с Украиной — причина ее также известна. Это присоединение к РФ полуострова Крым, который ранее был отторгнут от РСФСР коммунистами.

При всем этом экс-РСФСР формально правит человек с подложной биографией кегебиста (то есть, представителя класса советских колониальных управленцев, что как бы фестиваль в квадрате) и исчезнувшими 15 лет назад «дочерьми». А экономический строй почти всех пост-советских республик описывается весьма кратко: это колонии и добывающие территории («урановый рудник»), нещадно грабящие собственное население и ресурсную базу.

TAFTA

Однако, вернемся к глобализации. Европа и США в настоящий момент являются лидерами в технологическом, экономическом и социальном развитии на нашей планете. Там же сконцентрирована львиная доля всех капиталов нашего мира. Евросоюз и США — это совокупно более 800 миллионов человек населения (около 12% мирового) с очень усредненным ВВП на душу населения от 30 до 45 (плюс-минус) тысяч долларов США в год. Это ежегодный торговый оборот (товары, услуги и инвестиции) почти в 4 триллиона долларов США в год. Немного менее половины мирового производства и не менее трех четвертей научного и научно-исследовательского потенциала всего мира. По самым скромным оценкам, создание такого экономического и инвестиционного альянса даст кумулятивный эффект в десятки и даже сотни миллиардов долларов, упростит движение капиталов и товаров (будут сняты почти все таможенные барьеры), рабочей силы, разработку новых технологий и внедрение инноваций.

Но есть и минусы. Во-первых, уровень суверенитета большинства европейских государств будет понижен. То есть, решения, затрагивающие какие-нибудь Словакию или Литву, будут приниматься уже даже не в Брюсселе, а по согласованию между Брюсселем и Вашингтоном. Географически — аккурат посреди Атлантического океана. Во-вторых, сами переговоры, которые начались летом 2013 года между ЕС и США, идут в режиме повышенной секретности. Например, о ряде важных моментов не информируются даже депутаты Европейского парламента. Предполагается, что ряд положений договора будет затем засекречен в течение нескольких лет. В-третьих, уже выявлены серьезные «подводные камни», которые осложняют переговорный процесс: это рынок оружия, сельскохозяйственный сектор и ГМО-продукция, финансовые рынки. Есть и специфические требования. Например, Париж настаивает на сохранении некоторых «культурных» ограничений внутри Франции на фильмы, игры и музыку из США.

Переговоры между Европой и Америкой, естественно, идут со скрипом, первоначальный график принятия итогового документа еще в 2014 году был изменен, и теперь подписание договора планируется на начало 2016 года. Но несмотря на волну критики в Европе договора TTIP, по всей видимости, никакой иной альтернативы у Старого Света нет. Представление о том, что Вашингтон силой затаскивает Европейский союз в альянс очень примитивно и может служить постулатом лишь в риторике европейских маргиналов (антифашисты, националисты, разного рода леваки вплоть до «профессиональных» экологов и т.п. контингент). Достаточно напомнить, что процесс конвергенции экономик Европы и США плавно начался еще в 50-х годах прошлого века, в конце 80-начале 90-х годов Вашингтон предложил идею TAFTA (Transatlantic Free Trade Area) только-только сформировавшемуся Европейскому союзу. Понадобилось полтора десятилетия, чтобы в 2008 году ЕС дал свое принципиальное согласие на подобный союз и еще 5 лет, чтобы сторонам перейти в плоскость практических переговоров.

Aktion gegen geplante Freihandelsabkommen

Поэтому стратегически у ЕС сейчас нет никакого иного выхода, как принять предложение Вашингтона. Безусловно, после актуального торга, по итогам которого произойдут логичные изменения. Для любителей альтернативных вариантов можно, конечно, предложить расширять Евросоюз до бесконечности на восток, коллекционируя все более и более убогие экономики пост-СССР, можно, безусловно, выкачивать ресурсы и капиталы из Ресурсной Федерации, но все это не принесет и трети от того эффекта, который планируется по итогам вступления в силу Transatlantic Trade and Investment Partnership. Поэтому крупный и часть среднего капитала ЕС, прежде всего, Германии уже дали согласие на этот альянс.

Тем более, что сырье из РесФеда никуда не убежит, как эксплуатировал европейский и американский капитал свою колонию, так и будет это делать. Скорее всего, будут лишь уточнены границы влияния акционеров внутри РФ и его соседей. Конечно, кому-то в Восточной Европе придется пережить в ближайшие лет 10-15 разочарование по поводу «европейской интеграции», но здесь Брюссель максимально честен: никакого приема новых членов в союз до 2020 года, а далее — в порядке живой очереди из официальных и потенциальных кандидатов (Сербия, Черногория, Македония, Албания, Босния и Герцеговина, Турция и Косово).

Для жителей бывшего СССР сейчас более актуально не то, как пойдет слияние США и ЕС в единый сверх-альянс (ибо оно без всяких сомнений случится), а какие последствия для политической и экономической архитектуры пост-Зомбиленда это повлечет. Например, внутри РФ тематика переговоров ЕС и США освещается довольно скупо и в негативном ключе: считается, что коварные  американцы хотят поработить беззащитную старушку-Европу. Российские СМИ обычно щедро  цитируют отставных политиков и представителей «маргинальных» (антифашисты, леваки и т.п.) течений в Европе, делая упор по-советски на протесты «трудящихся». Но внятно сформулировать мысль о том, почему же ЕС должен сделать свой выбор не в пользу США (не говоря уже о выборе в пользу РФ), экспертам пока не удается.

Мы можем лишь предполагать, как создание сверх-альянса по обе стороны Атлантического океана, который может потом быть дополнен своим Тихоокеанским аналогом (Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП)) и североамериканским NAFTA, повлияет на политическую реальность стран бывшего СССР:

TAFTA

Сам регион Северной Евразии, по всей видимости, окажется на обочине глобального экономического процесса, равно как Африка и отчасти Южная Америка. Вероятнее всего, главной экономике региона — РФ, придется существовать в менее комфортных и более конкурентных условиях. Война Украины и РФ уже стала фактом и в будущем будет поглощать значительную часть сил обоих «государств». При этом той же Украине обещают через 20 лет… возвращение к экономическим показателям правления Януковича.

Также нельзя недооценивать международную составляющую (присоединение Крыма и нарастающий конфликт с США) и, как следствие, вводимые против РФ санкции со стороны США и ЕС. Пока Евросоюз еще может сыпать песок в буксы американскому паровозу, но уже после подписания договора TTIP ситуация изменится. А ведь экономика РФ критически уязвима по ряду вещей от западных технологий и сервиса ( например, бурение на шельфе, бурение гидроразрывом и горизонтальное бурение в нефтедобыче). Это не говоря уже о доступе к западным капиталам.

Предполье TTIP в Северной Африке, на Ближнем Востоке и Восточной Европе уже стало зоной нестабильности, военных конфликтов и гражданских войн (Тунис, Ливия, Египет, Сирия, Ирак, Украина, Приднестровье) и маловероятно, что этот тренд как-то изменится. А значит, для РФ и ее «партнеров» по СНГ настают весьма непростые времена. Когда одними показушными парадами, георгиевскими ленточками и бесконечным шлепанием языков уже не обойтись. В любом случае, возврата к «золотой поре» Путинленда 2000-х годов, точно не предполагается.

image286613_0c913b37f3dacb805305d262c5ee29b4