Сколько людей воюет на Донбассе

0_e899c_65ca0275_XL

Война на Донбассе длится уже почти год и участие в ней приняли десятки тысяч человек. По мнению украинской военной пропаганды, российские войска и донецкое ополчение численно уже превысили 50 тысяч человек. О численности же подразделений ВСУ в зоне АТО они скромно умалчивает.

Если суммировать цифры уничтоженных «сепаратистов-террористов», а также истребленных отважными украинскими вояками «российских фашистов» на Донбассе, то воевать ни донецкому ополчению, ни даже РФ просто было бы нечем. Мы уже писали, что только за май-июнь 2014 года непогрешимая украинская пропаганда истребила на Донбассе, минимум, несколько тысяч супостатов. А ведь потом были еще июль, август, сентябрь 2014 года, бои в январе-феврале 2015 года… Однако, что поделать, но вражина прет волнами:

Российское командование собрало в оккупированных районах Донбасса свыше 50 тысяч боевиков. По данным источников ЛІГАБізнесІнформ близких к украинской разведке, порядка 12 тысяч человек из этого числа — кадровые российские военные, отправленные командованием в «отпуск» на время войны против Украины. Представители Министерства обороны Украины официально называют сопоставимые цифры: восемь тысяч кадровых российских солдат и «добровольцев», еще 36 тысяч местных боевиков. По данным штаба АТО, эта армия имеет около 700 танков, 1100 бронемашин и более 400 тяжелых артиллерийских систем. Численность российско-террористической группировки, несмотря на потери в Донецком аэропорту и в Дебальцево, выросла: в конце января, накануне Минска-2, глава комитета ВР по обороне и безопасности Сергей Пашинский заявлял о 40-тысячной оккупационной армии в Донбассе.

Завышение численности противника — это азбука военной пропаганды, нацеленной на повышение боевого духа собственных войск и подавление вражеского. В случае, если украинская армия опять получит какое-нибудь «дебальцево», его можно быстро объяснить «численным перевесом противника», а заодно навешать на него потерь. Идея о том, что ВСУ в зоне АТО противостоят численно превосходящему врагу на вооружение украинцы взяли заблаговременно еще в январе 2015 года.

В реальности, конечно, группировка в 50 тысяч военнослужащих и ополченцев с таким огромным количеством бронетехники и артсистем — вещь очень затратная и очень заметная. Ведь только в день эта орава съедает, минимум, 130-150 тонн продовольствия, а в месяц — 3900-4500 тонн. При этом завозить продовольствия надо, как минимум, в 2 раза больше суточного потребления, чтобы создать хотя бы какие-то оперативные резервы. А значит, каждый день в войска и на базы резерва необходимо перебрасывать от 250-260 тонн продовольствия.

Но продовольствие — это цветочки. Если верить украинской пропаганде, то им противостоит до 2,5 тысяч единиц бронетехники, тягачей и так далее. Такой гигантский парк требует ежедневно десятки, если не сотни тонн топлива, плюс необходимо создавать для них оперативные резервы в уже тысячи и десятки тысяч тонн горючего. Аналогичное касается и боеприпасов, которые должны поставляться тогда из РФ. Логистику такого масштаба скрыть невозможно. И странно лишь то, что до сих пор западные «союзники» Киева почему-то не демонстрируют спутниковые фотографии бесконечных эшелонов с горючим, продовольствием и боеприпасами из России для «гигантской армии» ополченцев.

0_e899d_7d095fe7_XL
Российские солдаты на учениях в Подмосковье.

Впрочем, украинская пропаганда и тут не подкачала:

«Россияне перебрасывают войска в Украину в основном при облачной и туманной погоде, когда спутниковое наблюдение в районе захваченной украинской границы затруднено», — рассказывают ЛІГАБізнесІнформ собеседники в силовых ведомствах.

Оппоненты «переможников» оценивают свои силы более скромно. Так, в августе 2014 года речь шла примерно о 20-23 тысячах ополченцев и российских добровольцах. Скорее всего, сейчас общая численность ополчения вряд ли превышает 25-30 тысяч человек, возможно, она даже меньше. При этом стоит учесть, что изначально ополчение представляло собой конгломерат различных отрядов, часто не контактировавших между собой и поэтому «строительство армии» ЛНР-ДНР шло не с нуля, как у Украины, а с уровня подвала. По сути, оно не закончено и сейчас.

Официальный Киев, который планирует в этом году провести серию мобилизаций и довести численность ВСУ до 250 тысяч человек (сейчас их официально около 180-190 тысяч), состав своей группировки в зоне АТО не раскрывает и даже не до конца сам знает. В конце прошлого года в Интернете мелькнули очень косвенные данные о том, что армейская группировка на Донбассе едва превышает 32 тысячи человек. Правда, это без учета подразделений МВД, Национальной гвардии, подразделений украинских нацистов-добровольцев (корпус Правого сектора, различные добровольческие батальоны) и т.п. В октябре 2014 года численность подразделений «первой линии» Украины в зоне АТО максимально оценивалась в 38 тысяч человек при 200 танках, 600 бронемашинах и 350 артсистемах. Много ли это? Например, во время второй Чеченской войны на пике группировка федеральных сил РФ в Чечне и вокруг нее превышала 100 тысяч человек. Напомним, что территориально Чечня существенно меньше ЛНР-ДНР, а по населению уступает в примерно 4 раза.

Это означает, что Украине необходимо для победы обеспечить, как минимум, двойной перевес в живой силе над противником, а также добиться более качественной и точной работы артиллерии и взаимодействия всех родов войск. Проще говоря, ВСУ в зоне АТО в первой линии должны быть доведены до численности в 50-70 тысяч человек с резервами. Естественно, даже при том, что украинская армия представляет собой дешевое пушечное мясо (украинский офицер в зоне АТО получает 500-600 долларов в месяц, солдаты и сержанты — еще меньше), расходы на войну значительно вырастут. Если летом минувшего года один день войны обходился Киеву в 3 миллиона долларов, то в декабре сумма выросла до 10 миллионов. Схожие цифры назывались и в феврале 2015 года. Помимо этого возрастут расходы и нагрузка на тыловую инфраструктуру — призванные в 2015 году более 100 тысяч призывников надо где-то разместить, их надо кормить, лечить, обучать. А на Украине для такого количества солдат просто нет даже казарм. Впрочем, гуманитарная помощь Запада может это решить.

В любом случае все это означает, что Украина, Донбасс и РФ при участливом одобрении «взрослых» в 2015 году продолжат свой забег по серпантину эскалации военного конфликта. Единственное, что может заметно застопорить этот милитаристский разбег — это повсеместное воровство, неизбежная коррупция, разгильдяйство и банальное нежелание пушечного мяса помирать за интересы партии «Единая Украина».