Как исчез советский Зомбиленд

В мировой документированной истории (а это последние 500 лет, как минимум) случаев самоуничтожения огромных и сильных государств практически нет. Любое мало-мальски состоявшееся суверенное «государство» обладает мощнейшим механизмом самосохранения. В этом году исполнится 24 года жизни без СССР — страны с огромной армией, всесильными спецслужбами, внушительным ядерным арсеналом и более 290 миллионами человек населения.

В 2005 году резидент РесФеда «Владимир Путин» позволил себе пустить крокодилью слезу:

«На мой взгляд, мы вместе с водой и ребенка выплеснули — вот в чем проблема. Освобождение от диктатуры необязательно должно было сопровождаться развалом государства… Знаете, у нас говорят: те, кто не жалеют о крушении Советского Союза, у того нет сердца, а кто жалеют — у того нет головы. Мы не жалеем об этом, мы просто констатируем факт и знаем, что смотреть нужно не назад, а вперед. Мы не позволим прошлому хватать нас за рукава и не дать нам возможности идти вперед. Мы понимаем, куда мы должны двигаться. Но мы должны исходить из ясного понимания, что произошло«.

С ясным пониманием, правда, существуют серьезные проблемы. Обычно советские патриоты и красно-коричневые «мыслители» разных оттенков разглагольствуют о «предательстве Горбачева», «измене Ельцина», «беловежском сговоре троих» и т.п. персонализированных факторах, которые уничтожили советского гиганта. Но, давайте задумаемся — каким образом усилия одного или даже несколько людей, пусть и на вершине формальной власти, могли за буквально пару лет привести к аннигиляции огромного государственного механизма? Представим себе, что в США Барак Хуссейнович Обама и его сподвижники решили… распустить США. Ну, мало ли по каким соображениям. Например, им пообещали титулы английских герцогов. Или у людей идея фикс — создать «государство» для темнокожих американцев. Мало ли что. У «полу-украинца» Горбачева какая идея была? Рекламировать пиццу?

Не надо быть пророком, чтобы понять — итог у такой фантазии будет один. Обаму без шума и пыли устранят (возможно, он сам быстро уйдет в отставку), а его «сподвижники» исчезнут. Те, кто останутся в живых, будут немы до конца своих дней. В США уже были прецеденты уничтожения президентов, поэтому ничего необычного здесь нет. Тем более, что американский президент — это вовсе даже не царь или император, а всего лишь, по большому счету, политическая, актерская должность (хотя и важная). Но почему это произойдет? Потому что в США есть как система «предохранителей» в самой политической системе (конституцию США составляли умнейшие люди британских Колоний на основе мыслей умнейших людей того времени), но и реальные люди, имеющие деньги, власть, собственность и влияние. Эти люди — от участников «милиции реднеков» до представителей тех сотен «элитных» англо-голландско-шотландско-французско-датских семейств, управляющих Штатами уже сотни лет, закономерно откажутся «сливаться» в унитаз мировой истории.

Аналогичные «предохранители» существуют в странах Европы, что-то присуще «государствам» Латинской Америки, Азии и даже Африки. Как показывает новейшая история, даже самое примитивное и условное «государство» обладает довольно серьезным запасом прочности, а если оно и разрушается, то чаще всего, это следствие тотального проигрыша в прямой войне, мощной иностранной интервенции или убожества собственной общественной основы. Которая явно не «тянет» (представьте себе «государство» пигмеев, «государство» австралийских аборигенов и так далее).

Последнее прямо характерно для Африки, где искусственность пост-колониальных «государств» просто вопиющая. Однако, и там мы не увидим парада «саморазвалов» — так, на весь континент всего несколько случаев «расколов» и лишь одна самоаннигиляция. Например, «государство» в Сомали разрушилось после ряда иностранных интервенций и в силу примитивности тамошней социальной системы, представляющей собой конгломерат кочевых и оседлых кланов-племен. А вот соседний Судан 30 лет вел войны с сепаратистами и «сдался» лишь под прямым нажимом США и Европы, которые провели в южной части страны почти «крымский референдум» о ее независимости. Другой сосед Сомали — Эфиопия, потеряла часть своей страны — Эритрею, в результате упорной и кровавой борьбы, длившейся также почти 30 лет.

В Европе прецедентом аннигиляции государств однозначно является Австро-Венгрия, представлявшая собою федеративную и крайне слабую как политически, так и в национальном плане монархию. К примеру, численность австрийских немцев в 1913 году составляла лишь 22% от общей численности населения этого государства (12 из 55 миллионов человек). Однако, ее исчезновение состоялось не на ровном месте, а стало следствием проигрыша в кровопролитной Первой мировой войне.

Также есть Югославия (СФРЮ), являвшаяся псевдо-интернациональной (советской) федерацией, построенной на жестко национальном принципе. Развал скромной по размерам Югославии вызвал почти десятилетие достаточно разрушительных войн, причем «сербское» ядро этой страны было раздроблено до минимальных размеров — на Черногорию, Сербию, ставшее албанским Косово и Македонию. Кстати, Югославия является в некотором смысле ключом для понимания механизма «аннигиляции» советского Зомбиленда, потому что СФРЮ тоже была нечто подобным.

Исходя из этого, попробуем представить условия, которые максимально бы благоприятствовали демонтажу «государства» в любой нужный момент. Чтобы упростить задачу, пойдем «от противного» — возьмем те принципы, которые в большинстве современных «государств» либо отсутствуют, либо максимально подавляются.

1. Национальное административно-территориальное деление. Да, да. Если ваше государство не поделено на национальные «субгосударства», то его демонтаж серьезно затруднен. Это карта СФРЮ на 1990 год:

Pty1uujTldM

Распад федерации произошел ровнехонько по этим границам, а затем в силу ряда условий и немного «углубился» — от Сербии отделилось албанское Косово, а республика Босния и Герцеговина была преобразована в протекторат США и Евросоюза в формате… федерации, состоящей из хорвато-мусульманской федерации №2, республики Сербской и округа Брчко, которым напрямую управляет американская администрация. Округ ценен тем, что он ключ к Боснии: если его передать просто сербам, то они рано или поздно сломают федерацию №1, вслед за крахом которой ожидаемо может последовать распад и федерации №2 (хорвато-мусульманской).

Это небольшая иллюстрация к тому, насколько могут быть выгодны для внешних игроков подобные случаи национального административно-территориального деления.

2. Слабая (ассиметричная) федерация. Слабая федерация — это либо государство, состоящее из двух, возможно, трех совершенно равнозначных участников. Это в классическом виде Австро-Венгрия. Либо государство, где допущен серьезный «перекос» и федерация является ассиметричной. Последнее означает, что либо равными правами могут пользоваться совершенно не сопоставимые по уровню территории, либо если некоторые участники откровенно «поражены» в правах.

Примером первого варианта ассиметричных федераций является СФРЮ. Югославия состояла на 1991 год из 6 юридически абсолютно равных «национальных» республик:

— Сербии (12,2 миллионов населения с учетом «автономных» Воеводины и Косово);
— Хорватии (4,5 миллионов человек);
— Словении (около 2 миллионов человек);
— Боснии и Герцеговины (4,2 миллиона человек);
— Македонии (около 2 миллионов человек);
— Черногории (0,6 миллиона человек).

Причем от «сербского ядра» в пользу Хорватии и Боснии были отторгнуты некоторые территории (Славония и т.п.), а также выделены «самостоятельные» национальные республики — Черногория и Македония. Невооруженным взглядом видно, что устроители Югославии всеми силами старались подорвать роль и значение Сербии, которая даже в 1991 году составляла около половины населения всей федерации.

Примечательно, что и в СССР все было примерно также: 14 национальных республик и РСФСР, которая составляла в демографическом плане также около 50% от населения всего Союза. При этом в отличие от других республик СССР РСФСР была откровенно «поражена» в правах: в республике не было собственного КГБ, отсутствовала собственная компартия, а РСФСР — в отличие от УССР и БССР, например, не была «государством-основателем» ООН.

В СФРЮ и СССР наличествовали некоторые детали, которые переводили федерацию в разряд конфедеративных государств. Так, в Югославии с 1969 года каждая республика получила возможность… иметь собственную армию под вывеской «территориальной обороны«. Причем никакого централизованного (федеративного) управления этими «армиями» не предполагалось (!), а с 1991 года эти структуры естественным образом стали костяком для армий новых государств — Хорватии, Словении, Македонии и т.д.

В СССР все было на порядок интереснее.

3. Конфедерация. Конфедерация считается крайне редким видом государства (долго не живут) и довольно примитивным. Слабая ассиметричная федерация, как говорил герой одного фильма, «легким движением руки» элементарно превращается на практике в самую настоящую конфедерацию, которой и был СССР. Как это случилось в России? Немного истории.

До февраля 1917 года на территории северной Евразии и Восточной Европы существовала Российская империя, входившая в «клуб великих держав», и являвшаяся суверенным государством под управлением европейской династии. После военного переворота в феврале 1917 года и свержения законного монарха, что и стало главной геополитической катастрофой за последнее столетие, де-юре империя существование продолжила в формате Временного правительства. Пока 1 сентября не была провозглашена фестивальная Российская республика. В октябре 1917 года в ней произошел очередной, на этот раз удачный, государственный переворот и к власти пришли большевики и левые эсеры. В январе 1918 года ВЦИК принял и III Съезд Советов одобрил Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа.

В этой декларации объявлялось о некоторой (уже очередной) смене «государства»: Российская республика становилась советской. Мякотка была в ее внутреннем устройстве:

Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик.

Плюньте поэтому в глаза тем, кто талдычит про какой-то «советский интернационализм». Не было его и не предполагалось с самого 1917 года.

В 1918 году государственное строительство у коммунистов немного притормозилось из-за гражданской войны, но Декларация все равно вошла в первую советскую конституцию РСФСР 1918 года, в которую была плавно трансформирована упомянутая выше Советская Российская Республика. Что было примечательного в этих республиках? Например, в них сходу — согласно Декларации — уничтожалась частная собственность, в том числе и на землю, что есть маркер, как мы уже писали, любого суверенного (или частично суверенного) государства. При этом открыто декларировались принципы «уничтожения» целых слоев населения (поражение в правах и так далее). Также в конституции указывалось, кто может стать «участником» федерации:

Советы областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, могут объединиться в автономные областные союзы, во главе которых, как и во главе всяких могущих быть образованными областных объединений вообще, стоят областные Съезды Советов и их исполнительные органы. Эти автономные областные союзы входят на началах федерации в Российскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику.

То есть, уже в 1918 году произошло деление на области отличающиеся особым бытом и национальным составом, и области, у которых нет таких отличий. В Конституции РСФСР 1925 года уже были особо выделены автономные советские республики и области в составе федерации. По большому счету, с тех пор у нас ничего не изменилось, и как была РСФСР абсурдной «федерацией советских национальных республик», так и осталась. Поэтому генезис нынешней РФ выглядит вкратце так:

Российская Советская Республика (1917) — РСФСР (1918) — РФ (1991)

Однако, помимо карнавальной матрешки «РСФСР» почти одновременно коммунистами были созданы «унитарные» национальные Белорусская ССР (провозглашена в конце 1918 года в Смоленске), Украинская ССР (ее альфа-версия в формальном составе Российской республики была в 1918 году), провозглашенная в 1919 году, а также «временная» Закавказская федерация. Именно они и стали подписантами Договора об образовании СССР в 1922 году, т.е. участниками федерации. Соответственно, в Конституции СССР 1924 года, принятой на основании Договора, был заложен абсолютно неиспользуемый нигде в мире принцип… свободного выхода участников из состава «федеративного» государства:

Воля народов советских республик, собравшихся недавно на с’езды своих советов и единодушно принявших решение об образовании «Союза Советских Социалистических Республик», служит надежной порукой в том, что Союз этот является добровольным об’единением равноправных народов, что за каждой республикой обеспечено право свободного выхода из Союза, что доступ в Союз открыт всем социалистическим советским республикам как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем, что новое союзное государство явится достойным увенчанием заложенных еще в октябре 1917 года основ мирного сожительства и братского сотрудничества народов, что оно послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути об’единения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику.

Не будет преувеличением сказать, что любое «государство», которое декларирует в своем основном законе такие чудесные принципы, прямо расписывается в том, что с ним можно делать, что угодно. И что оно — вообще не суверенное государство. Его можно пинать, дергать за уши, вытирать об него ноги.

Принцип добровольного выхода национальных республик из состава СССР упорно присутствовал затем во всех советских конституциях. Например, последний основной закон СССР от 1977 года гласил:

Статья 72. За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР.

Когда был юридически оформлен этот механизм легального «сепаратизма»? Весной 1990 года в СССР был принят особый закон, регламентирующий это конституционное право «советских республик» — «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР«. Прелесть и логичность этого закона в том, что он давал право властям союзной национальной республики проводить референдум о ее выходе из состава Союза, а затем уже по итогам волеизъявления на совершенно законных основаниях становиться «независимым государством». Это были как бы заложенные инженерами двойные пиропатроны в узлы конструкции СССР.

Ведь один только принцип свободного выхода превращал СССР, «единое и могучее государство» в глазах обитавших в нем зомби, в… слабо связанный наднациональный союз. И это невзирая на внешне мощные «союзные» структуры, армию, тайную полицию, МВД, общую экономику и так далее, которые превращались в реальности в фикцию. Характерно, что никто (почти никто) из правоведов или политологов даже не поднимает вопрос о том, что СССР был всего лишь примитивной конфедерацией. Ее ключевыми участниками являлись именно три подписанта — УССР, БССР и РСФСР (Закавказская федерация, пристегнутая к Договору 1922 года, затем была распущена), которые закономерно и легально похоронили ее. При этом РСФСР была бесправной территорией, а УССР и БССР обладали всеми возможностями для проведения… достаточно самостоятельной политики, если не считать чисто военных вопросов. Для многих советских людей будет удивлением узнать, что обе республики, например, имели не только свои МИДы, но и постоянные представительства при ООН, а также собственные мощные спецслужбы.

Самое забавное заключается в том, что горбачевская попытка преобразовать СССР в некий ССГ (Союз суверенных государств) в 1991 году оказалась натуральным троллингом. В новом союзном договоре 1991 года все также закреплялся большевистский принцип свободного выхода республик из состава «федерации»:

Государства, образующие Союз, сохраняют право свободного выхода из него в порядке, установленном участниками Договора и закрепленном в Конституции и законах Союза.

Ну вот как не считать после этого СССР Зомбилендом? У зомби ведь помимо мозгов, отсутствуют также простейшие инстинкты самосохранения, например. Впрочем, для большинства советских людей с инсталлированным правовым нигилизмом все эти юридические условности, уверен, роли не играют и они будут по-прежнему верить, что СССР пал жертвой «тайного заговора», «проигрыша» в фестивальной «холодной войне» и т.п. басни.

Теперь пару слов о том, о чем не любят вспоминать наши советофилы. Формальным зачинщиком развала СССР выступила Украинская ССР. Еще до муссируемого коммунистами и советофилами (в 1991 году не вышедшими с оружием в руках защищать свое государство) Беловежского «сговора», 1 декабря 1991 года на Украине прошел — согласно вышеприведенному закону СССР — республиканский референдум. На нем участникам предлагалось выразить свое мнение относительно Акта самопровозглашения независимости Украины. 90% участников референдума на Украине этот Акт поддержали. Поскольку УССР была с 1922 года соучредителем СССР, а с 1945 года международно-признанным (но не независимым) государством и членом-основателем ООН, то ее независимость автоматом прекращала Союзный договор 1922 года. 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще этот факт был лишь просто закреплен.

СССР — Зомбиленд был распущен без особого шума и пыли буквально за полтора года — с апреля 1990 по декабрь 1991 годов. Так что поклонникам СССР стоит все же задуматься — точно ли они хотят восстановления такого Союза.

112144069__tim5627_novyy_razmer_novyy_razmer