Почему в Германии выборы честные

160246_original

Недавно наткнулся на цикл статей российских наблюдателей — Андрея Бузина и Аркадия Любарева, которые побывали на выборах в бундестаг в сентябре 2013 года:

На выборах в Германии присутствовали в качестве наблюдателей представители партнеров Европейской платформы (EPDE) из Грузии, Молдовы, Беларуси, Азербайджана, а также представитель Международного центра электоральных исследований Лилия Шибанова, эксперт “Голоса” Роман Удод, российские эксперты электоральных процессов Андрей Бузин и Аркадий Любарев по приглашению Европейского обмена (EE).

Это российские западники, союзники оппозиционера-кегебиста Гудкова, в общем, нормальная «белая лента». Рекомендую всем почитать их впечатления от выборного процесса в Германии. А от себя изложу лишь некоторые факты, которые есть в этих статьях, так и находятся вне их, а затем поясню, для чего это.

1. В ФРГ долгое время не было полного законодательства, которое однозначно определяло бы все нюансы выборов в стране. С середины 50-х годов и до сего момента считается, что выборы должны проходить согласно Основному закону (т.е., конституции), однако Верховный суд ФРГ еще в 2008 и 2012 годах признавал, что сам Основной закон не в состоянии досконально регламентировать все выборные механизмы и предлагал разработать отдельный «кодекс». Хотя парламентские выборы в ФРГ идут с 50-х годов, лишь с 1975 года существует федеральный закон «О выборах в бундестаг«, который определяет лишь общие рамки.

2. Закономерным образом в ФРГ нет понятия «наблюдатели», точнее, нет юридического статуса «наблюдателя». Как пишут в своих статьях представители российских организаций, действительно, доступ на избирательные участки в Германии отнюдь не закрыт, он разрешен всем желающим, «общественные наблюдатели» могут приходить и мониторить ситуацию, но… никаких оснований для жалоб и заявлений у них нет. Потому что «наблюдатель» — это не статус. Естественно, ни один немецкий суд рассматривать подобные жалобы не будет (есть лишь вариант как от частного лица или организации, но это также бесперспективно, попытки «европейских правозащитников» рыпнуться были, но оказались безуспешными).

Опротестовать итоги выборов в бундестаг в Германии… де-факто невозможно. Ни для партии, ни для общественной организации, ни для частного лица.

3. Примитивность выборов с точки зрения технологического фарша. Об этом пишут россиянские «наблюдатели»: нет средств наблюдения за процессом (фото- и видеосъемка запрещены), нет независимого контроля за учетом голосов (юридически определенного, я уточню), принцип формирования избирательных комиссий самый волюнтаристский, сама процедура голосования, мягко говоря, простенькая, избиратели не ставят даже подписи, голосование по почте со всеми вытекающими, часто нет прозрачных кубов, допускается голосование без извещений и так далее, и так далее. То есть, при желании подделать результаты выборов в Германии (а это то, что интересует россиянских наблюдателей) — как два пальца обоссать:

1. Фальсифицировать немецкие выборы проще некуда. Никакого видеонаблюдения. Никаких компьютеров — голосуют только бумажными бюллетенями. Никаких наблюдателей — это не запрещено, просто никто не приходит наблюдать. А так, сколько угодно — пожалуйста, заходите, смотрите, можете вместе с нами посчитать бумажки, вас даже не спросят, как вас зовут. Я осматриваю школьный спортзал, в котором проходит голосование, прикидывая, сколько тут шикарных возможностей для фальсификации.

2. Кстати, члены почтовой комиссии, войдя в  преступный сговор, могли бы очень просто нарушить тайну голосования, вскрыв голубой конверт и сопоставив его с заявлением. Это –  благодатная почва для специалистов, осваивающих российский бюджет на ниве критики зарубежных выборов. Но при нас, члены «почтовой комиссии» не стали заниматься нарушением тайны голосования…

Комиссия состоит из 7 человек, причем, насколько я понял – все сотрудники районной администрации (!)…

В 18 часов начался подсчет голосов. Председатель сразил нас фразой о том, что подсчет будет происходить «неортодоксально», что как я понял, означает с отступлением от инструкций. Дальше начался полный беспредел. Неиспользованные бюллетени не считались и не погашались. Пока два члена комиссии считали число избирателей, принявших участие в голосовании, другие члены комиссии сортировали высыпанные на стол бюллетени. Оказалось, что избиратель вообще не расписывается в списке избирателей, напротив его фамилии при получении бюллетеня просто ставится галочка.

Итого. Подсчет голосов на германских избирательных участках не только легко сфальсифицировать, но и даже и проконтролировать толком невозможно. Но ему верят! Верят, потому, что все проводится гласно, членом участковой комиссии  может стать любой гражданин, и каждый может посмотреть, как это делается.

Если не останавливаться на явных особенностях избирательной схемы в ФРГ (благо, ее критикуют и так многие), то объясняется все это… честностью. Мол, немцы честные и потому не подделывают результаты выборов и все такое. Доля истины в этом есть, как в той байке про работу европейской и российской заправок: на первой сначала заправляешь бак, а потом платишь, на второй же сначала платишь, и потом закачиваешь строго оплаченное количество топлива. Иначе никак, ибо велика вероятность, что человек зальет бензин и уедет. В Европе такое тоже возможно, но ненадолго: заправки оборудованы камерами (в отличие от избирательных участков в ФРГ, например), номер не заплатившей машины поступит быстро в полицию, и закончится все для мошенников скверно. В РФ же нет работающей полицейско-правовой системы, поэтому приходится включать защиту от дураков и мошенников, которая дуракам и мошенникам часто нисколько не мешает.

Однако, глобальное обоснование немного иное. Дело в том, что демократия на Западе — это нечто вроде инструмента, который позволяет придавать легитимность политическим процессам (то есть, делать их соучастниками народ), прежде всего, трансляции формальной власти, которая должна быть легальной. Почему Путин президент РФ? Потому что он победил на безальтернативных президентских выборах, подделав тупо результаты (не сильно, но есть такие подозрения, ибо общество в РФ приучено к тотальной нечестности из-за отсутствия работающих государственных механизмов, в том числе). Даже если и не подделывал, кто же ему поверит! Почему Ангела Меркель канцлер Германии? Потому что коалиция парламентских партий, победившая на выборах, выдвинула ее на этот пост. Выборы прошли честно, любой мог придти на избирательный участок и проследить. Да и зачем мухлевать там, где нет в этом надобности?

Предположим, что государственная политическая «фирма» ХДС/ХСС (еще раз напомню, что все ведущие немецкие партии финансируются государством, т.е. это государственные корпорации) не набрала 41,5% голосов, а выборы выиграла бы «конкурирующая» с ней СДПГ. Ну и что? Канцлером с большей вероятностью был бы Пеер Штайнбрюк (предположим). Такой же карьерный менеджер, как и Ангела Меркель, только «работающий» в другой «фирме». Никакой разницы. Более того: между фирмами на самом деле никаких противоречий нет — «большую коалицию» по итогам парламентских выборов сварганили прямо из двух монстров — ХДС/ХСС и СДПГ (ибо старый партнер ХДС/ХСС — СвДП в парламент не пробилась). И ничего такого.

А вообще германская схема 2+2+(1) — это 2 больших политических фирмы и 2 (3) малых (СвДП, Зеленые + Левые) оказалась вполне пригодной и функциональной. Это заточенная на коалиционность система, где роль играют только первые 2-3-4 партии. Остальные 60 с лишним партий  — просто фон, но фон также придающий легитимность. В этом плане НЕТ и не может быть серьезного заказа и интереса для подделки результатов выборов. Подделка НЕ НУЖНА. Зачем этим заниматься, зачем нарушать правила общей игры, если ничего от этого не изменится, и никаких бонусов это никому не принесет? Какой смысл играть в футбол, зарабатывать на футболе, если на каждый матч менять правила? Если сегодня пенальти бьется с 11 метров, а завтра с 9 и по пустым воротам? Дискредитация будет сходу, а вот бизнеса не будет. В футболе возможны махинации и нарушения, но сам футбол — честная игра. Там честные и равные правила (насколько возможно).

Это как с банком, который берет депозиты, а потом кидает клиентов. Такой банк разорится очень быстро. Политическая система, где банальный процесс выводится из поля доверия, подвержена тому же самому. Это видно по РФ, по Белоруссии, по Казахстану и другим странам «карго-демократии», где в «футбол» играют по своим внутренним правилам.

То есть, сами по себе выборы в ФРГ, да и в целом на Западе (хотя везде свои особенности) — это лишь технический процесс, примерно как заправка машины, подделывать который смысла не имеет. Можно, конечно, лить в бензобак вместо бензина воду, но… зачем?

А вот азиаты на этом месте начинают цирк с конями — засовывают в бензобак газеты, кидают туда горящие спички, ссут, сливают топливо налево… Именно в этом и проблема всех «карго-демократий», безбожно зацикленных на самих процессах «выборов». В РФ и других странах существует разветвленное законодательство о выборах, на высоте технические средства контроля, куча наблюдателей, куча жалоб и судебных разбирательств… А толку — никакого. Государственная Дума — не легитимна. Президент — условно легитимен.

Ведь если так вдуматься, то все эти «вбросы», «карусели», «завозы таджиков», подделка бюллетеней, подделка результатов теризбиркомов и прочее — проявление откровенной дегенеративности. Взяли и налили в свой бензобак воды. А теперь ожидаем, что машина поедет.

На выборах 2011 года путиноиды разбились в доску, чтобы украсть голоса у пропутинских и прокремлевских партий КПРФ, ЛДПР и СР в пользу… пропутинской и прокремлевской партии ЕдРо. Да еще на выборах в декоративный орган госвласти — Госдуму. Которая не является даже де-юре парламентом, как таковым (про де-факто молчим). Еще ранее на выборах в МосГордуму в 2010 году азиат Лужков устраивал «карусели» и прочие перфомансы, чтобы на выборах в такой же декоративный и формальный орган прокремлевских «яблочников» и «коммунистов» победили все те же «единороссы».

Все это делается от БОЛЬШОГО ума. От азиатской тупости, «хитрости», от криворукости и жопоголовости. Здесь шарик подкрутим в свою сторону, а там — в ту. И радости полные штаны. С другой стороны, а за что их ругать? Ну, дикари, да. Неграм дали компьютер, они им стали колоть орехи. Очень удобно. Поэтому большинство же россиянских политолухов всерьез считает, что демократия — это проведенные «честно» выборы. Тогда как в самом принципе «демократии» (современной, во всяком случае) «нечестные выборы» даже не упоминаются как исключение. Представьте себе правила игры в футбол, если там допускается исключение: наносить арбитру удары ногой по лицу. Или кидаться камнями в чужого голкипера.

В РФ поэтому все кликуши, которые в 90-е и нулевые годы зазывали людей на выборы, являются и являлись либо «имеющими корысть», либо подлецами. Как тот же Навальный, который осенью 2011 года орал в миелофон, «идите голосовать против «Единой России».

А вообще, мир устроен сложнее, веселее и проще, чем представляется растопыренным россиянам.

Вот Великобритания, как всем известно — старейшая парламентская демократия в Европе. Правда, главою государства является монарх, ну так общеизвестно же, что это только дань милым традициям и уморительная старушонка — лишь талисман сборной по футболу. Правда и то, что у всемогущего парламента в Великобритании нет  даже своего здания, его он арендует у «конституционного монарха» (при отсутствии конституции), а чуть ли не половина сельскохозяйственных земель на Туманном Альбионе принадлежит родовой феодальной аристократии, но так и что. Каждый цикл в органе оперативного управления (парламенте) меняется «правящая» партия и коалиция, меняется премьер-министр, кабинет министров, идет политический процесс. А Елизавета II на троне с… страшно подумать, но 1952 года (она современник Сталина!).

Вывод же прост: демократия может существовать даже в самом примитивном, как кажется, феодально-сословном обществе, ибо это лишь формальный инструмент по легитимизации формальной (не реальной) власти. Реальная власть нигде в мире через выборы среди пополанов не передается и ни в какой легитимации не нуждается (если считаете это конспирологией, назовите мне хоть одну крупную корпорацию, акционеров которой и как следствие — членов совета директоров, непосредственно избирают работники предприятий этой корпорации, ага). Легитимность формальной власти нужна, чтобы создать ее связь с населением, чтобы население знало — вот этих упырей избрали мы, и никто другой.

Не надо только устраивать цирк с «каруселями», луна-парком и с шагающими экскаваторами азиатских «политологов».  Сделали в стране 2 + 2 партии, и пусть честно борются. Раз в четыре года — «торжества». С новым премьер-министром, с новым кабинетом. Собственно, в этом и заключается главный прокол путинистов, создавших по западным рекомендациям общую схему формальной власти, но принявшихся ее тут же по-цыгански «подкручивать».