РФ и ее место в мире

РФ подписала военный договор с Южной Осетией. Пафос этого состоявшегося 18 марта мероприятия едва затмил не только «крымскую весну», но даже подготовку к очередному празднованию победы в ВОВ. А «судьбоносный» документ невольно обозначил место и роль Ресурсной Федерации на современной мировой арене.

Договор стал итогом почти шестилетней кропотливой работы по созданию и укреплению государственности в Южной Осетии…  Договор предусматривает, в частности, свободное пересечение границы, упрощение процедуры получения российского гражданства. Кроме того, начиная со следующего года Москва обязуется повысить пенсии живущих в республике россиян (а это почти все население) до уровня, сопоставимого со средним в Северо-Кавказском округе. Также Южная Осетия поможет повысить зарплаты работников государственных и муниципальных учреждений республики до уровня, сопоставимого с уровнем соответствующих категорий работников в том же Северо-Кавказском округе.

Согласно договору, если одна из сторон подвергнется нападению, это будет рассматриваться как нападение также против другой стороны, подчеркивается во второй статье договора. Россия отныне обеспечивает оборону и безопасность Южной Осетии, включая охрану ее границы. На реализацию договора будет выделен миллиард рублей из бюджета России на 2016 год, пообещал Путин. Москва уже оказывает масштабную помощь: только в прошлом году – 5,6 млрд рублей. Договор заключен на 25 лет. Напомним, в ноябре Россия заключила договор о стратегическом партнерстве и с Абхазией.

6 лет не покладая рук, недосыпая по ночам, кремляне готовили эпохальный договор между 145-миллионным государством с ядерным потенциалом №2 на планете с… не пойми чем, населенным аж 50 тысячами человек. На этом месте либералы должны воскликнуть «вот до чего докатилась агрессивная политика рашизма-путинизма», а патриоты могли бы напомнить общественности, что танцы живота Ресурсной Федерации вокруг Абхазии и Южной Осетии идут на фоне уничтожения русского Донбасса. Региона, где каждая вторая семья имеет родственников в РФ, а каждая 6-7-я российская семья имеет своих родственников там, соответственно. Но подумаешь, какая мелочь.

Если же говорить серьезно, то радость московских «парсов» понятна: наконец-то у них, как у «взрослых», появились свои «протектораты». Пусть крошечные, пусть они обходятся ежегодно в миллиарды рублей, но — повторим, все как у взрослых. Как у Франции, например (кстати, которая тоже платит за свои колонии что-то). Гораздо важнее один вопрос: какое место в мире вообще занимает РФ, да и весь пост-советский СНГ? Ведь налицо явное структурное противоречие: великая держава, член СБ ООН, атомное оружие, огромная армия, не самое маленькое население, но при этом — полная неспособность решить простейшие задачи вроде острова Тузла в Керченском проливе.

На нашей планете субъектом политики является государство — грубо говоря, это есть форма политической организации пространства. Теорий и определений для «государства» существует множество, многие исследователи — политологи, социологи и т.п., выделяют часто т.н. «государство современного типа» (state), для других форм существуют оговорки, но углубляться в эти дебри мы пока не будем.

В 2013 году на нашей планете было 193 государства, имеющих членство в т.н. «клубе государств» — ООН (Ватикан и Палестина являются наблюдателями), помимо них на планете существуют что-то около десятка-дюжины или чуть более частично признанных или непризнанных государств. Естественно, что все эти государства между собой более чем неравны, и их реальный статус очень и очень разнится.

В 1900 году на планете официально наличествовало лишь 57 государств, имеющих какое-то признание, но при этом почти половина из них были с явно ограниченным суверенитетом — как, например, Вьетнам (колония Франции), ОАЭ и Оман (протектораты Великобритании) и так далее. Картина того мира представляла собой пирамиду с плоской вершиной, на которой располагались т.н. «великие державы» — Великобритания (Британская империя), Германия (Второй Рейх — стоит учесть, что внутри него существовали вполне себе «международно-признанные государства» вроде королевств Баварии, Саксонии, Вюртемберга и почти два десятка разного калибра герцогств и три вольных города), Российская империя, Австро-Венгрия, Франция, Япония, Италия, Нидерланды, Бельгия. На втором и третьем этажах находились тогда еще США, затем шли европейские «карлики» вроде Дании, Швейцарии, Швеции, государства с ограниченным суверенитетом Латинской Америки и Иберийского полуострова и так далее вниз вплоть до Канады (доминион Великобритании), Сенегала, Бирмы, Ирана.

Deutsches_Reich1
Анатомический разрез Второго Рейха: феодализм только-только закончился.

Это довольно простенькая и схематическая картина, которая издалека похожа на известную всем пищевую пирамиду: на вершине находятся хищники, средний и нижние этажи формируют «поставщики» калорий для верховных «видов», а в самом низу находится питательная «протоплазма» — планктон, растительность, мелкие ракообразные и т.п.. Для картины 1900 года особенностью является слишком большое количество «верховных игроков», поэтому у пирамиды как бы спилена верхушка.

Конечно, вес Италии или Великобритании, Германии или Австро-Венгрии был разным, но плюс-минус, создавая между собой альянсы, они соответствовали друг другу. В этом плане многолетняя злобная антирусская пропаганда советских овощей, пытающихся доказать «отсталость России» выглядит убогой. Россия занимала свое 4-5-е место в мире и входила в клуб «великих держав». Который объективно стремился в силу внутренней конкуренции к упрощению:

pishevaja-piramida

В течение всего XX века клуб «великих держав» постоянно сокращался, а пирамида естественным образом трансформировалась все ближе к «классическому» виду:

— в 1917 году в России состоялся переворот (и даже не один), кровавая гражданская война, распад государства и приход к власти азиатских изуверов, создавших на территории империи настоящий Зомбиленд. В дальнейшем эта территория если и использовалась в мировой политике, то как поставщик пушечного мяса, платформа для размещения ядерного оружия (термин политтехнолога Дмитрия Галковского). В конечном итоге, в 1991 году она была — без особого шума и пыли (зомби если что и заподозрили, то не сразу) — дезинтегрирована на 15 частей.

— в 1918 году распалась и исчезла Австро-Венгрия, большая часть территорий которой после 1945 года попала в «зомбиленд», а сама Австрия уцелела как крошечное, альпийское государство, маскирующее собою остатки аристократии. Впрочем аристократия без боя не сдавалась — достаточно вспомнить, что она стояла у истоков нынешнего Европейского союза, в центре которого находится объединение Германии и Австрии плюс «второй процессор» — страны Бенилюкса.

— в 1918 потерпела поражение Германская империя, которая затем была «опущена» на уровень Веймарской республики и ярмарочного «третьего рейха» (несмотря на это, устроившего гигантскую заварушку), а после 1945 года немецкая «государственность» была распылена между 4 оккупационными зонами, из которых к началу 50-х годов были созданы два марионеточных «государства». До сих пор ФРГ, поглотившая в 1990 году своего «восточного собрата», является не суверенным государством.

Аналогично выпала с вершины «пищевой пирамиды» Япония, закономерно — Италия, а также Франция, которая предпринимает титанические усилия, чтобы хоть как-то сохранить свое «промежуточное» положение. Великобритания оперативно начала модернизировать свою «империю» еще в 20-х годах XX века, но также едва «не проиграла».

Все это очевидные факты. Чем же «суверенное государство» отличается от «частично суверенного» или «вообще несуверенного», которые делятся на просто территории, добывающие активы, логистическо-финансовые полисы (типа Сингапура) и так далее? Можно привести несколько десятков критериев, но достаточно пары-тройки, чтобы иметь опять же схематичное представление.

Во-первых, это непрерывность государственного и политического процесса. Если вы видите страну, где каждые 5-10-15-20 и так далее лет происходят перевороты, восстания и захваты власти, революции и т.п. явления, то перед вами очевидно не совсем суверенное государство. Этап подобных переворотов характерен для всей Латинской Америки XIX-XX веков, для стран Иберийского полуострова в XIX — начале XX веков и так далее. Среди великих держав субъектом, облизавшим ободки унитаза мировой истории является Франция, где революции, войны, террор, перевороты, коммуны, оккупации и т.п. на протяжении полутора веков едва не превратили эту страну в царство говорящих овощей. Спас общий вес Франции (долгое время экономика №1 Европы), мощнейшая культурная и историческая инерция (Франция в 1648-1789 годах — государство №1 в Европе) и модернизированность (первое в Европе по-настоящему централизованное государство).

Во-вторых, крайне негативны такие факторы как иностранная оккупация (если длительная), распад государства, гражданские войны (пусть даже без потери госуправления в столице), не говоря уже о полном сносе государственных конструкций, как это было в 1917-1922 годах на территории бывшей Российской империи. Здесь уместно также вспомнить пример Польши, которая существует лишь с 1918 года, а трансформации из Речи Посполитой так и не произошло по объективным причинам.

В-третьих, в государстве должен быть слой людей, которых иногда называют «аристократами», иногда (и часто огульно) «элитой», которая имеет с этим государством прочную связь и кровно заинтересована в нем, как в своем инструменте. Проще говоря, речь идет, как минимум, об «акционерах» (т.е. хозяевах) этих государств. Теория государств как корпораций странным образом всегда не доходит до этого логичного пункта. Хотя «свое» государство — штука очень выгодная и не понимать этого могут лишь откровенные кретины или агенты других государств.

В Российской империи слой таких людей был физически вырезан или изгнан в ходе событий 1917-1922 и позднейших годов. Нынешний российский, китайский, украинский, индийский и т.п. «элитарии», которые вывозят свои семьи в город-герой Лондон, хранят деньги в офшорных банках и покупают пафосную и бесполезную недвижимость в Швейцарии, Австрии или той же Великобритании — всего лишь «колониальные» управленцы.

Как можно установить хотя бы приблизительную картину «веса» элитариев в том или ином государстве? Самый надежный вариант — через земельную собственность (в социалистических странах это невозможно по понятной причине — «все народное»), а также — через владение акциями крупнейших бизнес-активов (хотя это уже более запутанная вещь).

Например, в Великобритании более 50% земель сельскохозяйственного назначения (не считая земель иных категорий, разумеется), принадлежит 36 тысячам физических лиц, составляющих 0,6% от общего населения этой страны. Самым крупным землевладельцем на нашей планете является «здравствующая, но не правящая» королева Великобритании Елизавета II: непосредственно смешной старушке в шляпках принадлежит 6,6 миллионов гектаров земель в Соединенном Королевстве, Австралии, Канаде и Новой Зеландии. Это не считая того, что некоторые территории (например, остров Джерси, на котором зарегистрирована «российская» алюминиевая компания РУСАЛ) вообще являются «коронными».

В США нет феодальной аристократии как в Соединенном Королевстве, однако власть и заметная доля собственности в самых «интересных» локациях и бизнесах принадлежит нескольким сотням семейств, имеющим обычно английское (англо-шотландское) или голландское происхождение, чуть реже — французское или скандинавское. Сами, а также через свои клиентеллы эти семьи и определяют политику штатов, политику на федеральном и даже международном уровнях. «Трудовые» династии Рокфеллеров, Рузвельтов, Адамсов, а теперь уже Бушей или Кеннеди, знает каждый даже не очень сведущий советский человек.

Разумеется, в каждой стране, где есть давние традиции частной собственности и давняя история именно земельной собственности, будут свои особенности, но в целом этот метод работает (например, в Швеции отчасти это можно видеть на структуре владений частных лесов и сельхозугодий). В дополнение ко всем вышеперечисленным факторам можно отметить и вытекающий из последнего принцип: наличие более широкого слоя, чем «элита», т.н. «средних собственников» или — говоря языком марксистов — буржуазии. Они подпитывают демографически «элиту» снизу, получают в лице последней образец для подражания и стабилизируют государство, формируя свои «клиентеллы» и социально-экономические связи (в том числе, и мафии, которые в тех же США имели связи с ведущими политиками).

Поэтому к числу однозначно «суверенных» государств можно отнести:

США (непрерывная государственная традиция с 1776 года, которая была едва не сорвана «сепаратистскими титушками» из Конфедерации в 1861-1865 годах) — у них 239 лет непрерывной политической истории;

Великобританию, для отсчета непрерывной политической традиции которой можно принимать как акт 1707 года (создание Соединенного королевства и воцарение Ганноверской династии), как Славную «революцию» 1688 года и воцарение Вильгельма Оранского, или же как реставрацию Стюартов в 1660 году. Все три даты взаимосвязаны и, по сути, являются логичным и эволюционным продолжением монархии. Таким образом, Великобритания обладает от 308 до 355 лет непрерывной государственной политической традиции. И случайным образом почему-то почти все россиянские, индийские, украинские, многие китайские и т.п. колониальные нувориши стремятся попасть в «метрополию».

Еще одним из «древнейших» суверенных государств являются… скромные Нидерланды, которые стали самостоятельными в начале XVII века (признаны таковыми в Европе окончательно в 1648 году), а в XVII-XVIII веках пережили «республиканскую» стадию под управлением штатгальтеров из Оранской династии (причем Вильгельм III Оранский умудрился стать английским и шотландским королями), пока в 1815 году не было окончательно оформлено Королевство Нидерланды под управлением Оранско-Нассауской династии. Кстати, Нидерланды стали первой настоящей конституционной монархией в Европе — основной закон был принят аккурат в 1815 году. После Первой мировой войны именно в Нидерланды сбежал германский кайзер Вильгельм II, которого королевская семья Оранских наотрез отказалась выдать США и Великобритании для суда над ним.

Хотя Нидерланды были оккупированы Германией во Вторую мировую войну, это продлилось буквально несколько лет и не привело к переформатированию государственного управления и слому всех социально-экономических условий. Поэтому можно оценить «возраст» Нидерландов от 200 (самый минимальный и самый «неисторичный» срок) до 367 лет. В Европейском союзе и на международной арене Нидерланды часто действуют не в одиночку, а «малой», но мощной стаей — Бенилюксом, в состав которой входят «родственные» Королевство Бельгия и Великое герцогство Люксембург. Не будет преувеличением сказать, что именно Бенилюкс является основным «процессором» Европейского союза.

Примечательно, что если о США в Ресурсной Федерации говорят постоянно как в пропаганде, так и в «интеллектуальных кругах», например, признавая РФ «сырьевой колонией США» (что есть введение в заблуждение потребителей), а о Великобритании упоминают лишь конспирологи, то о Нидерландах и тем более Бенилюксе все молчат. Хотя очевидно, что Страна тюльпанов имеет явно более весомое значение в мире, чем могло бы показаться на первый взгляд. К примеру, крошечные Нидерланды устойчиво входят в тройку крупнейших внешнеторговых партнеров РФ. Например, в 2012 году Нидерланды во внешнеторговом обороте РФ заняли второе место после Китая, а среди европейских государств —  первое. По объему накопленных в РФ инвестиций Оранжевая страна в 2013 году занимала второе место с 68 миллиардами долларов, а российские инвестиции в королевстве достигли почти 24 миллиардов долларов.

Примечательно, что в ряде важных вопросов Нидерланды заставляют считаться с собою и «тираннозавра» мировой политики — США. Как пишет Forbes:

«По статистике МВФ, Нидерланды занимают 1-е место в мире по прямым инвестициям ($3,7 трлн, 18% мирового объема), затем следуют США ($3,5 трлн, 17,4%) и Люксембург ($1,8 трлн, 8,7%). Результат Кипра в сотни раз меньше. В чем причины того, что в странах Benilux возник мировой центр прямых инвестиций и холдингов? По сути, близнец такого же ядра для  портфельных инвестиций — кластер «Нью-Йорк — Лондон — англосаксонские офшоры».

В рэнкинге глобальной конкурентоспособности (Всемирный экономический форум, 2010–2011) Нидерланды занимают 8-е место, Люксембург — 20-е, Кипр — 40-е. Нидерланды на 7-м месте в списке 25 наиболее значимых финансовых юрисдикций, опубликованном МВФ (2010). Кипра в этом списке нет вовсе.

При этом, что существенно, Нидерландов нет ни в одном официальном перечне офшоров. В 2009 году США пытались объявить Нидерланды налоговой гаванью, но после выяснения отношений исключили их из списка«.

Нидерланды крайне активно и пронырливо действуют на всем пространстве бывшего СССР. Например, Нидерланды занимали в 2013 году третье место после Германии и Кипра по прямым инвестициям на Украину, а в «сырьевом» Казахстане Страна тюльпанов заняла первое место по инвестициям (34 миллиарда долларов), обогнав конкурентов: Швейцарию, США, Китай, Францию, Великобританию, Германию.

Хотя, конечно,  иногда что-то проскальзывает. Например, в 2013 году покойный Борис Немцов «нашел» очередную «дочь» «Владимира» «Путина» именно в Нидерландах, и именно из Амстердама 17 июля 2014 года вылетел в последний рейс злополучный «Боинг» авиакомпании Malaysia Airlines MH17. И именно Совет безопасности Королевства Нидерландов раскроет в октябре 2015 года окончательные итоги расследования причин этой катастрофы, которое ведут государственные органы этой страны.

Насколько реалистична наша оценка суверенности этих государств, а как следствие — их веса и значения в мировой политике, в мировом бизнесе и финансах? Советских дураков учили всегда смотреть на армию. Но нынешние Нидерланды в военном плане — сущий карлик (хотя как сказать… относительно численности населения армия Нидерландов всегда была в НАТО одной из наиболее боеспособных, а с учетом огромного исторического прошлого…), не блещет и Великобритания (хотя опять же заметим, армия Соединенного Королевства входит в топ-5 на планете). А США — военная держава №1. СССР, напомним, был военной державой №2, но его развинтили на запчасти буквально за пару лет. И вообще есть много вещей, которые свидетельствуют более объективно о настоящей роли «государств», чем просто количество солдатиков. Посмотрим на это под немного непривычным углом.

Верховный хищник в пищевой пирамиде характеризуется получением максимального количества энергии за минимальный срок — проще говоря, оленю надо жрать траву и листья сутками, чтобы поддерживать свой организм, а волк может спокойно охотиться раз в 3-4 дня, при этом без проблем перенося длительные голодовки. Если перенести эту аналогию со всеми огрехами на мировую политику и мировой бизнес, то не сложно предположить, что старейшие суверенные государства в мире будут концентрировать свои усилия именно в самых важных, в самых «вкусных» и в «ключевых» сферах.

Например, есть такая ответственная область, как аудирование и поддержание стандартов бизнес-отчетности. В четверке крупнейших аудиторских компаний мира, «проверяющих» почти 80-85% всего бизнеса на нашей планете (если не считать подпольной торговли наркотиками, человеческими органами и т.п.), совершенно случайно оказались:

— на четвертом месте — нидерландская компания KPMG (оборот в 2014 году почти 25 миллиардов долларов);

— на третьем — английская компания Ernst & Young (образованная в 1989 году путем перекупки и слияния американских компаний) с оборотом в 27,4 миллиарда долларов в 2014 году;

— на втором — опять английская компания PricewaterhouseCoopers, известная по громкому скандалу с ЮКОС в РесФеде, итогом которого стало отсутствие итогов — у нее было 34 миллиарда долларов выручки в 2014 году (в 1998 году она поглотила британскую Coopers & Lybrand);

— на первом месте расположилась американская компания Deloitte Touche (ровесник PricewaterhouseCoopers — существуют с 1849 года) с 34,2 миллиардами долларов выручки в 2014 году.

О том, кто занимает пятое место в этом рейтинге будет сказано чуть ниже.

Тут интересны даже не солидные цифры оборотов аудиторских компаний. Главное, тот кто аудирует, тот не только владеет информацией, но и задает «правила» игры. Не стоит удивляться, но в России и в целом в СНГ за четверть века «капитализма» так и не появилось хотя бы пары-тройки более-менее серьезных аудиторов (есть мнение, что и не появится).

Аудит это отличный бизнес, но помимо него для суверенных государств весьма привлекателен и интересен сырьевой (commodities). В РесФеде простоватым потребителям пропаганда изо всех сил рассказывают ужастики про «сырьевое проклятие»: мол, губят нефть и газ Россию. Как хорошо жила она без всего этого. Сразу выросли бы как грибы венчурные бизнесы, развился хай-тек и т.п. вещи «сколковском» духе. Но топ-государства на нашей планете почему-то не чураются залезть по самые уши в нефть и уголь, фосфаты и газ, алмазы и железную руду.

Так, на вершине ранкинга мультисырьевых компаний (добывающих разные виды сырья) в мире опять же чисто случайно находится Великобритания в лице своего  Содружества, под крышей которого действуют следующие мега-корпорации:

— Glencore Xstrata – 246 миллиардов долларов оборота;

— BHP Billiton – 59 миллиардов долларов;

— Rio Tinto – 54 миллиарда долларов оборота;

— на 6-м месте, после китайской China Shenhua Energi и бразильской Vale идет британская Anglo American с оборотом в 31 миллиард долларов. Она владеет 85% акций крупнейшей алмазной корпорации мира — De Beers (контролирует более трети этого рынка), штаб-квартира которой расположена в Люксембурге.

Аналогичная ситуация и в нефтегазовом сегменте. Самой крупной по выручке нефтегазовой компанией мира в 2014 году стала… англо-голландская Royal Dutch Shell, а всего в десятке крупнейших по обороту компаний этой сферы — 2 британских (включая Royal Dutch Shell) и 3 американских (также 2 китайских, по одной от Франции, России и Италии).

Поднятую нами тему можно развивать и далее. Но вернемся к нашим подсчетам.

К числу старейших и очевидно (максимально) суверенных государств можно отнесли также:

— Королевство Бельгию (с 1830 года) — 185 лет непрерывной политической традиции (забавно, но именно в Брюсселе базируется штаб-квартира аудиторского конгломерата BDO International, занимающего 5-е место в мире после вышеупомянутой четверки и с оборотом в 7 миллиардов долларов);

— Швецию (с 1809 года, как минимум) — 206 лет непрерывной политической и государственной традиции. Это если считать по самому минимуму.

Сейчас Бельгия ассоциируется, скорее, со знаменитым шоколадом, ярмарками, Рождеством в Брюгге, милым Брюсселем, но совсем недавно эта крошечная страна кровью и железом управляла гигантским Конго (Заир) в Африке, а уютная «карлсоновская» Швеция начала нацистские эксперименты (евгеника, принудительное стерилизование и т.п. хард-игрушки) задолго до прихода Гитлера к власти в Германии — еще с 20-х годов прошлого века.

Сейчас эта страна с населением чуть более 10 миллионов человек является экспериментальной площадкой в Европе по «насыщению» африкано-азиатскими мигрантами (каждый год Швеция завозит к себе, минимум, несколько десятков тысяч «беженцев» из Сомали, Курдистана, Афганистана, Эфиопии, Марокко, Сирии и т.д.). Помимо этого она еще и штаб-квартира для корпораций Volvo Group (32 миллиарда долларов оборота), Ericsson — 23 с лишним миллиардов долларов и AB Electrolux (15 миллиардов долларов). «Шведская» IKEA на самом деле уже имеет штаб-квартиру в нидерландском городе Лейден, а в целом IKEA Group принадлежит различным фондам из Нидерландов, Люксембурга, Бельгии и Лихтенштейна.

Особого внимания также могут заслуживать Швейцария (с Союзного договора 1815 года, как минимум) и Люксембург, где зарегистрирована, например, крупнейшая российская металлургическая корпорация «Евразхолдинг» и где также зарегистрирована крупнейшая в мире сталелитейная корпорация Arcelor, слившаяся в 2007 году с MittalSteel — последняя владеет уже почти 10 лет крупнейшим украинским меткомбинатом «Криворожсталь».

Еще один «карлик», но обладающий весомым политическим капиталом — это Дания. У нее порядка 350-400 лет непрерывной «политической» истории, которую, конечно, можно сократить в политических целях. В этом случае точками отсчета могут стать конституция 1848 года и смена династии в 1863 году — Ольденбургов на Глюксбургов. Примечательно, что у этой страны с населением всего в 5,7 миллионов человек (примерно как Санкт-Петербург) существуют такие гигантские бизнесы вроде Maersk Group с оборотом в почти 48 миллиардов долларов.

Франция, Испания, Италия, Португалия серьезно пострадавшие политически в XVIII — XX веках (достаточно вспомнить вереницу французских революций, испанских гражданских войн и так далее), также достойны внимания — люди пытаются выживать, карабкаются изо всех сил. Весьма интересны европейские «карлики» — Андорра, Лихтенштейн, Монако.

На этом фоне РФ, как и все т.н. «государства» экс-СССР кажутся нелепыми, ходульными конструкциями, напоминающими кукол из походного театра англо-голландского Карабаса Барабаса. Без аристократии, без элит, без «буржуазии» (или как сейчас более толерантно говорят — среднего класса), т.е. без групп людей, осознающих свои интересы вперед хотя бы на пару ходов и 5-10 лет.

РФ представляет собой явно замаскированный под государство транспортно-сырьевой актив, которым управляют андроид «Владимир» «Путин» (с фестивальной биографией и общим кредо «ничего нам не нужно), а также еще более странный «человек» Шойгу (у которого нет ни имени, ни фамилии, притом сам индивид с трудом умеет читать). Сложно сказать, будет ли в обозримом будущем повышен статус у РФ, ибо многие «государства» — например, в той же Латинской Америке, десятилетиями, если не столетиями барахтаются в ванне (часто кровавой) своих приключений.

В бесконечном туннеле, правда, есть небольшие лучи света. Например, в пользу РФ — «археологическое» наличие великой европейской, русской культуры, к которой можно всерьез апеллировать. Для Белоруссии или Украины, построивших свою государственность на отрицании этой культуры, такая возможность блокирована. Играет роль также фактор «большой массы» — европеоидное население числом в 145 миллионов человек, что автоматически означает реальный внутренний рынок и вероятный спрос, а значит — пищевой интерес со стороны внешних игроков и возможность появления национальной буржуазии. Также в копилку могут идти давние традиции милитократии (это архаизм, но он может быть востребован в мире, катящимся в пучину войн).

Теперь несколько признаков того, что эти факторы начнут влиять на ситуацию.

Во-первых, это прекращение идиотского и подлого пропагандистского полива говном исторической России — Российской империи. В пост-СССР есть заметное количество людей с промытыми советской пропагандой до скального основания мозгами и определенное количество людей в т.н. интеллигенции, сделавших бесплодную ставку на советскую реконкисту. Однако реальность показывает, что «совок» как мироустройство изжил себя и не воспроизводит себя.

Надо четко понимать, что на пространстве «одной шестой суши» (ибо уместнее в силу известной политической катастрофы 1917 года называть его уже географически) последним суверенным государством была именно Российская империя, которая входила в клуб великих держав и могла осмысленно действовать на международной арене.

Во-вторых, обязательным условием суверенизации России (если полагать, что Ресурсная Федерация будет эволюционировать именно в нее) является разгром и уничтожение Украинской ССР и Белорусской ССР. Причем с первой РФ уже находится более года в состоянии войны. И даже если каким-то чудом вдруг ее удастся прекратить — например, отдав Крым, встав на колени перед хэкающими селюками, выплатив им гигантские компенсации, все равно это не избавит от следующей войны, еще более жестокой и кровавой. Не сейчас, так через 5-10 лет.

В представлении советских мягких игрушек, УССР и БССР — это два таких невинных заповедника хоббетцев в вышиватниках, играющих в «братские народы». На самом деле это умышленно созданные азиатскими коммунистами антирусские, антироссийские «государства», живущих за счет обирания и ограбления ошметка «исторической России» — ныне бесправной Ресурсной Федерации. И дело тут даже не в том многомиллиардном ясаке, который ежегодно московские «парсы» выплачивают праздничному дегенерату Лукашенке или отвратительной Украине.

Белоруссия и Украина отрицают «историческую» Россию, отрицают русских как народ (в украинском языке, вот ведь случайность, даже слова такого для них нет), отрицают право России быть суверенным государством, для них она лишь топливный элемент по пути в новый СССР — Европейский союз (куда их, кстати, могут и не принять). Политическая идея «украинских» — это развал и уничтожение даже нынешней никчемушной РФ и превращение ее в поле перманентной гражданской войны с последующими «аннексиями» в пользу БССР и УССР. Которые с момента своего создания коммунистами были агрессивными, захватническими «государствами»: они не только отнимали территории у Зомбиленда — РСФСР, но и присоединили к себе польские (1939 год), румынские (1940), венгерские, чехословацкие земли  (1945-1946 годы).

В Москвабаде действует мощнейшая «пятая» колонна партий «Единая Украина«, которая пытается блокировать любые попытки политического диалога и эволюции в нашей стране (наверное, многие уже убедились в том, что т.н. «россиянские демократы», гарцующие сейчас с петлюровскими флажками, абсолютно не заинтересованы в демократии в России), а также прилагает огромные усилия по общей дестабилизации.

В-третьих, маркером в экономике может стать формирование хоть сколько-нибудь «суверенной» финансовой системы, которая начнет заниматься кредитованием экономики, а не представлять собою набор насосов по откачке денег в нидерландские, кипрские, британские и т.п. банки. Грубо говоря, если РФ перестанет выкачивать из себя 90% средств, а удастся договориться с хозяевами «старых государств» хотя бы на 65-70% дани, то это будет огромный успех.

Четвертый маркер — создание собственной образовательной системы, которая могла бы копировать лучшие иностранные образцы, но имела бы перспективу собственного развития. Когда Петр I из азиатской Московии создавал европейское государство, построенное на шведском, голландском и английском образцах, то образование было поставлено во главу угла. Пока дети российских чиновников, бизнесменов и генералов учатся в английских и американских колледжах, они будут всегда в лучшем случае лишь колониальными управленцами для иностранных метрополий. А не хозяевами собственной страны.

Насколько это реалистично, покажут ближайшие несколько лет. В любом случае, ожидать от РФ моментальной трансформации в успешное, богатое и сильное капиталистическое «суверенное государство» не стоит.

Для этого потребуются десятилетия труда, крови, пота и слез. США тоже не сразу стали теми США, которые доминируют сейчас в мире, а Великобритания или Нидерланды не вылезали из войн за торговые пути, за финансовые потоки, за колонии, за возможность доносить всему миру свою точку зрения (грубо говоря — засирать чужие мозги), десятилетиями, если не столетиями. Поэтому надо жить в реальном мире, понимать свои интересы и отстаивать их, а не пережевывать отвратительную советскую жвачку о «братских народах-уродах», «всеобщем равенстве», «интернациональном долге» и так далее. У успешных наций нет «долгов», «братьев» и переживаний по поводу «мы вас не простим».

post-16351-1292102573
Франс Халс. «Банкет офицеров стрелковой роты св. Георгия» (1616 г.).