Маннергейм в эпоху зрелого кегебокко

408399_original

В северной столице развивается острая, но очевидно стандартная для Ресурсной Федерации политическая драма. 16 июня там была установлена памятная доска Карлу Густаву Маннергейму, затем ее облили красной краской, а теперь евразийцы «усиливают» вокруг нее охрану. Первопричиной таких стараний было внезапно обуявшее кегебистов желание «помирить красных и белых».

Памятную доску финскому фельдмаршалу открыли 16 июня на фасаде здания Военной академии материально-технического обеспечения на Захарьевской улице, где служил Маннергейм. В церемонии принял участие глава администрации Кремля Сергей Иванов. По его словам, этот акт следует рассматривать как попытку преодолеть раскол российского общества, связанный с октябрьской  революцией 1917 года и ее различными интерпретациями.

— Как говорится, из песни слов не выкинешь. До 18-го года Маннергейм служил России, и если уж быть совсем откровенным, то он прожил и прослужил в России дольше, чем он служил и жил в Финляндии, — подчеркнул Иванов.

Министр культуры Владимир Мединский заявил, что памятная доска устанавливается для того, чтобы сохранить память о достойном гражданине России.

— Тем, кто сейчас кричит, выступает против, хочу напомнить: не надо быть святее папы Римского, и не надо стараться быть большим патриотом и коммунистом, чем Иосиф Виссарионович Сталин. Он лично защитил Маннергейма, обеспечив его избрание и сохранение за ним поста президента Финляндии, и сумел к поверженному, но достойному противнику относиться с уважением, — сказал Мединский.

Абсолютно не важно, нужна ли эта доска или нет, заслуживает ли ее Маннергейм или нет. Главное — она неуместна. И это понятно любому порядочному, психически нормальному человеку, невзирая на его политические взгляды и пристрастия. Смысл действий ресфедовских «мудрецов» на самом деле прост: заполонившие все этажи пирамиды управления европейским «урановым рудником» кегебисты являются средством и одновременно идеальной средой для постоянных провокаций.

Такой стиль путинского оперативного управления несколько лет назад метко трактовал как «кегебокко» известный московский политтехнолог Дмитрий Галковский. Кегебист это чиновник, заточенный на диверсии, шпионаж, саботаж, вредительство и запудривание неокрепших мозгов. Террористические акты, катастрофы, техногенные аварии, авиакатастрофы, убийства и т.п. явления за последние 15 лет в Ресурсной Федерации стали привычным фоном. Это не касаясь экономики и т.п. сложных материй, где происходящее сложно назвать иначе как «сознательное вредительство«. Примерно такие же разрушительные по своим последствиям процессы идут и в глупенькой общественно-политической среде Ресурсной Федерации.

Например, каждый год планово будируется бесплодная дискуссия о «переносе тела Ленина» (то есть, дело может и стоящее, но оно подается  именно так, чтобы все участники обсуждений сидели заплеванные с ног и до головы), и также по расписанию вспыхивает накал безумия победобесия, чтобы спустя пару дней внезапно затухнуть. Сегодня руссиянский деятель кривляется с «колорадской» ленточкой на шее, завтра едет в свое поместье в Аквитании, а послезавтра рассказывает в Лондоне о том, что «русские прирожденные солдаты и наш народ привык к пайке в 125 граммов хлеба».

Подставы, разводки, кидки, грозное молчание, хитрые планы, многоходовочки и т.п. фирменные приемы стали уже мемами путинского шлепания языком. Любых, кто покупается на эти разводки, затем неизбежно кидают. А своры прикормленных пропагандистов без устали рассказывают об очередной «победе», «сильном геополитическом шаге» и «торжестве долгосрочной стратегии». Именно таким «черным чупа-чупсом» и является доска Маннергейму. Что будет дальше в этом троллинге, предсказать не сложно.

И раз: доску присобачили.

И два: краской облили.

И три: охрану здания Военно-инженерного технического института Петербурга, на котором установлена памятная табличка финскому маршалу Карлу Маннергейму, усилили после того, как неизвестные облили ее краской.

Затем доску попробуют попортить еще раз и не исключено, что кегебистам удастся даже кого-нибудь из «вандалов» арестовать. Возможно, чем черт не шутит, будет немного громкий, скандальный и долгий процесс. В ходе которого в безумном мире северной Евразии разгорится очередная бессмысленная пикировка, все участники которой ожидаемо окажутся по уши в словесном мусоре.

Главное, чтобы дощечка висела и напоминала каждый раз дорогим россиянам о необходимости «преодоления гражданского раскола и увековечивания исторической памяти».

00006g6q

Пока в Санкт-Петербурге потомственные блокадники чешут затылки, в Екатеринбурге сельские кегебисты привинчивают памятные доски самим себе:

Мемориальная доска в память о прославленном руководителе советской разведки военных лет Павле Фитине открыта во вторник в Екатеринбурге, сообщил РИА Новости председатель Совета ветеранов органов безопасности по Свердловской области, генерал-майор запаса ФСБ Владимир Крупкин.

Месье Фитин был хорошим мужиком и острым взором пронзал все секреты империалистов:

Павел Фитин родился на Урале, в Курганской области, после войны был заместителем, а затем начальником управления МВД по Свердловской области. Также Павел Михайлович, будучи председателем спортивного общества «Динамо» Свердловской области, сделал много хорошего для развития спорта.

Нестыковка была лишь в одном — он был весьма глуп даже по меркам сталинианса и имел образование в размере двух классов сельской школы:

В марте 1938 года, в возрасте 31 года с Павлом Михайловичем Фитиным случилась негоция. По решению партийных органов он был направлен в очередной ликбез – на ускоренные ударные курсы высшей школы НКВД. В августе 1938 года курсы были успешно окончены. Вы спросите, а что дальше? А ВСЁ. С мая 1939 года Фитин становится начальником 5 отдела ГУГБ НКВД, то есть главой внешней разведки. Вот этот «Сельхозгиз» и управлял до 1946 года штирлицами, кембриджскими пятёрками, розенбергами.

На время войны Сталину нужен был толстомордый Калашников, оберваленок, который не понимал ничего. ВООБЩЕ НИЧЕГО. Перекладывал бумаги слева направо, да сверкал иконостасом орденов на заседаниях ГКО:

— Товарыщи. Па сведэныям товарыща Фытына, гитлэровское командованые намечает нанэсты удар в районэ Курска. Товарыщ Фытын, ознакомтэ присутствющих с дакумэнтамы.

Товарищ Фитин честно открывает папку, полученную вчера из мирового пространства, читает. Читать Фитин умел. Научили.

Тут россиянские деятели кегебокко немного перестарались, конечно. Но для страны вечного Штирлица и говорящих шпионских камней вполне сойдет и такое.