Как США строили свой флот: броненосцы и мониторы

23-jobs-donald-duck-has-tried_OMD-feat-24

К 1861 году флот США занимал в мире четвертое место после Великобритании, Франции и России. Но вплоть до начала 90-х годов XIX века европейцы зубоскалили по его поводу, называя «допотопным». О том, как американцы от нелепых кораблей  Гражданской войны дошли до Великого Белого Флота рассказывает историк Сергей Махов.

II. Пар и броня.

На 1860 год на по численности и качеству военных флотов на первом месте в тогдашнем мире шла, естественно, Великобритания. Она имела 53 линейных винтовых корабля, 128 паровых судов (корветы, шлюпы, фрегаты), 10 линейных парусных кораблей, 10 парусных фрегатов и 10 парусных корветов. Также британский флот обладал 197 винтовыми или колесными канонерками, несущими от 1 до 6 орудий. На верфях Великобритании достраивался в этот момент железный броненосец «Уорриор» и еще два были заложены в постройку.

Второе место занимала Франция с 37 линейными винтовыми кораблями, 15 винтовыми фрегатами, 84 паровыми корветами и 25 паровыми (винтовыми или колесными) канонерками. Кроме того, французы имели 12 несамоходных обшитых броней  плавбатарей. На стапелях уже практически был спущен на воду первый в мире броненосец «Глуар», а до конца 1865 года Франция спустила на воду еще 11 единиц таких судов.

1
Первый броненосец в мире – французский «Глуар». Вошел в строй в августе 1860 года.

Российский флот считался на то время третьим в мире по величине, имея 10 винтовых кораблей, 9 винтовых фрегатов, 26 винтовых шлюпов и корветов. В проекте было строительство броненосцев береговой обороны, 4 из которых вошли в строй с 1862 по 1865 годы.

Флот США был четвертым. Он не имел ни одного винтового линейного корабля, 3 парусных линкора, 5 парусных фрегатов, 4 винтовых пароходофрегата, 5 винтовых пароходов, 3 колесных парохода, а также мелкие корабли от шлюпа и меньше — всего 52 корабля. На стапелях находилось 8 пароходов, а с 1861 года строилось еще 5 броненосцев, которые были завершены в период 1862-1865 годов. Таким образом, перед началом Гражданской войны флот США был в основном парусным и деревянным.  Личный состав насчитывал 8,5 тысяч человек.

Сразу же после начала военных действий против Юга, секретарь США по флоту Гедеон Уэллес и военный министр Стивен Марлоу получили от президента Линкольна поручение, которое казалось на тот момент невозможным. Флот должен был обеспечить бесперебойность поставок товаров из Европы, и в то же время блокировать побережье Южных Штатов – от Чесапикского залива до Мексики.

Из книги С. В. Иванова «Мониторы северян, 1861-1865»:

«Уэллес мало чего смыслил в военно-морском искусстве, но являлся выдающимся организатором и сумел создать эффективные управляющие структуры военным флотом, вдобавок, окружив себя квалифицированными и компетентными советниками. В августе 1861 года Уэллес сделал своим заместителем Густавуса Фокса, сгрузив на него повседневные обязанности по управлению департаментом.

Небольшой поначалу департамент быстро превратился в бюрократического монстра, справедливости ради необходимо отметить, что рост департамента был вызван насущными потребностями военного флота. Изначально департамент состоял из пяти отделов: конструкторского, снабжения, медицинского, ремонтного и вооружения. Чуть позже появился отдел паровых машин. Для определения путей развития стратегии боевого применения флота Уэллес создал отдел стратегического планирования. Еще одна группа, которую возглавлял лично военно-морской министр, занималась вопросами научных исследований.

2
Гедеон Уэллес, морской секретарь по флоту США.

Административный отдел возглавил матерый бюрократ Чиф Клерк, административный отдел ведал финансами. В Сенате и правительстве организовали комитет по закупкам имущества для военного флота, который утверждал и контролировал закупки флотского имущества. Уэллес обратился к бизнесмену Джорджу Д. Моргану с просьбой оказать военному флоту помощь в покупке и переоборудовании в корабли торговых судов, в Нью-Йорке был организован офис, сотрудники которого немедленно приступили к заключению сделок между департаментом военного флота и частными предпринимателями. Офис возглавил адмирал Фрэнсис Грегори. Вскоре тот офис получил прозвище «Мониторная контора». Контора действовала независимо от конструкторского департамента военного флота, которое возглавлял Джон Летхэлл. В недрах своего отдела Летхэлл организовал группу, которая также озаботилась проблемами броненосцев».

С одной стороны облегчало дело то, что у Конфедерации флота не было совсем, никакого. Но с другой стороны протяженность побережья, которое предстояло блокировать, составляла около 3500 миль, и для этого 50 ветхих кораблей было очень и очень мало.

3
Гражданская война в США. Штаты Конфедерации отмечены синим, сторонники Союза – желтым.

Южане понимали сложившееся положение дел, и с первых же дней пробовали прорвать блокаду и установить сообщение с европейскими странами. Первый захваченный северянами корабль оказался торговым шлюпом «Калипсо», но факт в том, что прорвалось к берегам Европы гораздо больше кораблей. В свою очередь южане осознавали, что с даже с таким флотом северян им не сравниться, и вся надежда была на какие-то нестандартные ходы, которые превратят флот северян в ничто.

Шанс появился в апреле 1861 года, когда штат Вирджиния провозгласил, что присоединяется к Конфедерации. Там на военной базе Норфолк стоял на ремонте вернувшийся из плавания в Тихий океан в 1859 году  40-пушечный фрегат «Мерримак». 16 апреля 1861 года начальник Норфолкской верфи получил приказ подготовить корабль к перебазированию в Филадельфию, но сделать ничего не успел, так как 17-го апреля конфедераты заняли город. Чтобы фрегат не достался врагу, корабль подожгли и он сгорел по ватерлинию. Однако на беду северян сам остов и паровая машина остались в целости и сохранности.

4
Спуск на воду винтового фрегата «Мерримак» на Бостонской верфи.

Перед тем, как продолжим дальше, следует понять, что нижеописанное не является плодом упорной работы, венцом творений инженеров, это была просто вынужденная мера, латание дыр во время наводнения. Секретарь по флоту Конфедерации Стивен Мелори в 1851-1858 годах работал в Морском Комитете при Сенате США и был сторонником бронированных кораблей в пику деревянным. И у него возникла идея переделать остов «Мерримака» и сделать из него броненосец. Этой мыслью Мелори поделился с инженерами Джоном Бруком, Дэвидом Портером и Уильямом Уильямсоном. Уильямсон разработал макет броненосца, обгоревшие остатки борта фрегата срезали, а сверху надстроили основной корпус корабля, который обшили 4-дюймовыми железными листами. Новый броненосец назвали в честь штата, давшего ему жизнь – «Вирджиния».

При нормальной загрузке весь основной корпус броненосца скрывался под водой. Над поверхностью выступали только массивный каземат и фальшборт в носовой части. Единственная труба «Вирджинии» располагалась в центре каземата. Конической формы рубка рулевого была смонтирована в передней части крыши каземата и являлась, фактически, продолжением его стенок. Броневая защита «Вирджинии» была изготовлена из прокатанных железнодорожных рельсов. Так как большая часть корпуса корабля находилась под водой, наиболее защищенным элементом конструкции являлся каземат. Построенный из дуба и сосны, каземат имел толщину стенок 610 миллиметров; снаружи, он был обшит двумя слоями кованых железных плит, толщиной в 51 миллиметр каждая. Общая толщина броневой защиты, таким образом, составляла 102 миллиметра, но на практике, сопротивляемость двух слоев плит была ниже, чем у сплошной плиты равной толщины. Чтобы улучшить снарядостойкость каземата, конфедераты расположили его стенки под углом в 36 градусов от горизонтали.

"The Ironclads"
Казематный броненосец «Вирджиния».

Артиллерию разместили в самом каземате, по три пушки могли стрелять с бортов (два 163-мм пушки Брукса и четыре 229-мм орудия Дальгрена), и по одной с носа и кормы (178-мм орудия Дальгрена). Также новый корабль было решено оснастить тараном для борьбы с возможными броненосцами противника (которые, как знали южане, уже строятся у янки). Полное водоизмещение «Вирджинии» составило 4000 тонн, что почти на 800 тонн превышало водоизмещение прежнего «Мерримака». Длина ее составляла 83,8 метра, ширина — 15,6 метров, осадка — 6,4 метра.

Силовую установку оставили от «Мерримака», и это было ахиллесовой пятой проекта, потому что фрегат в свое время прибыл в Норфолк именно на замену паровой машины, так как его была уже сильно изношена. И вот 8 марта 1862 года у Хэмптон Роудс броненосец южан атаковал пять кораблей северян – парусные фрегаты «Конгресс» и «Сент-Лоренс», паровые фрегаты «Роанок» и «Миннесота», а также шлюп «Камберленд». «Вирджиния» обстреляла и потопила «Камберленд» тараном (при этом плохо сделанный таран сломался), атаковала вместе с кораблями поддержки «Конгресс», и после его сдачи подожгла раскаленными ядрами.

6
Шлюп «Камберленд», потопленный на рейде Хэмптон Корта броненосцем южан «Вирджиния».

Остальные три корабля северян сели на мель, и командир броненосца решил добить их уже на следующий день. Но на следующее утро на Хэмптонкортский рейд вылез броненосец северян «Монитор». На нем стоит остановиться особо. Как мы уже говорили, «Вирджиния» был эрзацем казематного броненосца или, если угодно, самоходной бронированной плавбатареей. «Монитор» же ведет свое начало  от другого проекта – так называемой «плавбатареи Стивенса». Эта батарея так никогда и не была построена, и в чертежах 1844 года задумывалась тоже как казематная. Однако в 1854 году проект пересмотрели, и теперь она должна была стать башенной, вооруженной одиночными 254-мм орудиями в двух бронированных башнях и пяти 381-мм орудий в каземате. Главным нововведением были именно поворачивающиеся башни на носу и в корме, что давало возможность иметь сектор обстрела в 180 градусов. Плюс, за счет высоты башен и расположения их на верхней палубе, появлялась возможность вести огонь даже при небольшом волнении, так как казематы могло заливать.

И опять цитата:

«В это же период Уэллес организовал «Броненосную контору» численностью в три штатных единицы, эти единицы лично консультировали военно-морского министра по поводу положения дел в броненосном кораблестроении и занимались проектно-изыскательскими работа в области броненосного флота и его вооружения. Что интересно, никто из членов «Броненосной конторы» ничего не понимал ни в кораблестроении, ни в корабельном вооружении. Но разве это главное? Каждая кухарка может проектировать броненосцы, уж коли она способна управлять государством. А ведь получилось! Именно «конторские» стали самыми ярыми сторонниками постройки «Монитора» и «Нью Джерси».

7
Бой «Вирджинии» и «Монитора».

И вот 3 августа 1861 года, после того, как северяне узнали о постройке конфедератами броненосца, был утвержден собственный проект, который предложил шведский изобретатель и кораблестроитель Джон Эрикссон. Из книги «Мониторы северян, 1861-1865»:

«Бушнелль продавливал заключение контракта с инженером-янки из Коннектикута, но на пути лоббиста отчаянно встал некто Корнелиус Деламатер, владелец собственного производства в Нью-Йорке. Промышленник свел Бушнелля со своим другом Джоном Эрикссоном, после чего они, сами — трое, обсудили видение перспективного броненосца. Что тут сказать? Глядя на «Монитор», даже сегодня соображаешь: без бутылки не обошлось… Одна башня на корабле объясняется очень просто: когда в тот памятный вечер участники заседания сделали первые наброски, все они были убеждены в том что изобразили катамаран с двумя башнями. Да-да, именно тогда Эрикссон развил перед финансистом свои взгляды на то, как должен выглядеть броненосец. Бушнеллю план очень понравился».

8
«Монитор», план-схема.

Швед отказался от казематов в принципе, высота надводного борта у «Монитора» составляла всего 60 см. Весь корабль был сделан из железа, а главным вооружением были две 254-мм пушки, расположенные во вращающейся башне. Орудия были дульнозарядными, как и в парусном флоте, после выстрела их втягивали внутрь башни, заряжали, вытягивали наружу и стреляли. Корабль строили в спешке, его оснастили двигателем в 300 л.с.,  который позволял развивать скорость до 9 узлов. Основным недостатком проекта была его мореходность. Корабль до Хэмптон Корта добрался просто чудом – он попал в волнение, всего-то 2-3 балла, но мало «Монитору» не показалось: волны захлестывали борта, из-за низкой герметичности корпуса заливали внутренние помещения, свернули трубы, вода погасила топки котлов. По сути, корабль начал медленно тонуть, лишь улучшение погоды позволило «Монитору» добраться до места боя.

Итак, вечером 8 марта 1862 года «Монитор» вошел на Хэмптонкортский рейд. На следующее утро «Вирджиния» вышла в море, чтобы добить оставшиеся корабли северян, но тут столкнулась с «Монитором». Форма броненосца была столь не обычна, что сначала его приняли за бакен, точащий из воды. «Монитор» подошел практически вплотную и дал залп. Ядра отскочили от броневой защиты «Вирджинии». В свою очередь артиллеристы южан не могли попасть в «Монитор», ведь над водой торчали одна рубка и труба. Добавьте сюда качку, ограниченную видимость из каземата, дымный порох. Понятно, что стрельба велась в расчете на удачное попадание.

9
За боем «Монитора» и «Вирджинии» наблюдали с берега солдаты северян и иностранные атташе.

Таким образом, пушки «Монитора» не могли пробить броню «Вирджинии», а орудия «Вирджинии» не могли попасть в «Монитор». Южане отчаявшись, попробовали с помощью стрелков поразить из ружей бойницы противника, но на мониторе, пользуясь механизмом поворота башни, после каждого выстрела отворачивали бойницы в сторону. Наконец поняв, что перестрелка безрезультатна, командир «Монитора» Уорден принял решение таранить «Вирджинию» со стороны винта. Однако броненосец южан из-за высоких бортов был более маневренным и мореходным, и сумел избежать столкновения. Тем не менее, залп с 10 ярдов смог-таки повредить броню «Вирджинии», сбросив один из бронелистов.

Теперь уже южане попробовали таранить «Монитор», однако, как мы помним, таран у них сломался еще в прошлом бою, и в результате «Вирджиния» как бы налезла на «Монитор» сверху, удар получился скользящим. Бой уже длился два с половиной часа, как вдруг пушки «Монитора» замолчали. «Вирджиния» развернулась, чтобы добить сидящую на мели «Миннесоту», однако команда северян просто загружала ядра из крюйт-камеры в башню. Вскоре бой продолжился.

10
Попытка тарана.

К исходу третьего часа одно из ядер «Вирджинии» попало-таки в башню, поразив осколками командирскую рубку. Осколок попал Уордену в глаз, и повредил второй. Командование теперь принял лейтенант Грин, который принял решение отходить, поскольку начинался отлив, и «Монитор» рисковал застрять на отмелях. В свою очередь «Вирджиния» тоже была не в силах продолжать бой. Корпус от постоянных ударов ядер сильно ослаб, в деревянном основании (как мы помним, корабль южан был своего рода симбиозом деревянного корабля и броненосца) открылась течь, и в результате «Вирджиния» ушла в Норфолк на ремонт.

Французский «Глуар», американские «Вирджиния» и «Монитор» стали знаковыми кораблями в военно-морской истории, и определили на последующие 20 лет два направления в кораблестроении. Спор, что выгоднее – казематы или башни – тянулся до  1880-х годов. Казематные броненосцы несли больше орудий и были более мореходны, но их пушки были расположены по бортам и имели сектор обстрела не более 20-30 градусов. Башенные или барбетные броненосцы сосредотачивали артиллерию в одной-двух (редко в трех или четырех) башнях, и имели сектор обстрела от 180 градусов и больше. Однако сложность механизмов поворота, большой вес башен, и низкий борт были отрицательными сторонами подобных проектов.

Самой, наверное, «извращенной» и необычной конструкцией обладал броненосец южан «Манассас». Этот перестроенный из ледокола корабль имел очень низкую посадку, абсолютно покатую бронированную крышу и всего одно орудие – старую 64-фунтовку Дальгрена. В бою у Хэд-фор-Паса он повредил три небольших корабля северян, но и сам вылетел на мель, к тому же от огня противника был поврежден двигатель броненосца. Ночью корабли поддержки смогли снять «Манассас» с мели и отвести на базу, в Новый Орлеан.

11
Броненосец южан «Манассас».

Всего с 1861 по 1865 год северяне спустили на воду 71 броненосец (в основном мониторного типа), а конфедераты – 33 броненосца (в основном казематного типа), плюс две бронированные плавбатареи. Это, конечно же, поразительный результат и для промышленности Севера, и для промышленности Юга, однако стоит помнить очень важную вещь – и с той и с другой стороны большинство проектов было эрзацами, сделанными на скорую руку, безо всякой проработки. И поэтому не стоит удивляться, что после Гражданской войны флот США сократился и стал стремительно стареть.

1870-е годы в мировом кораблестроении состоялся триумф казематных броненосцев. Это были английские «Hercules» и «Monarch», французские «Courbet» и «Océan», германский «Kaiser», австрийский «Tegetthoff» и т.д. Американцы же в основном строили корабли мониторного типа, которые могли действовать без проблем только на реках и мелководьях. Таким образом США строили флот береговой обороны. На 1870 год у них во флоте сохранялись деревянные и колесные пароходы, к первому рангу относились четыре парусно-винтовых деревянных фрегата «Колорадо», «Миннесота», «Франклин» и «Уобаш». Всего во флоте числился 186 боевых кораблей, но не будем забывать, что после 1846 года США приходилось делить свои эскадры между Атлантическим и Тихим океанами. Из этого количества подавляющее большинство было маленькими кораблями, от шлюпа и ниже.

12
Фрегат I ранга «Миннесота».

Оскар Уальд в 1879 году в «Кентервилльском привидении» вложил в уста призрака такую фразу: «В Америке нет ничего допотопного и диковинного? А ваш флот и ваши манеры?», и это была абсолютная правда. Но именно в этот период Альфред Тайер-Мэхэн начал свои знаменитые лекции о выгоде морской мощи, на которых было воспитано целое поколение американских адмиралов. Глядя на флоты Великобритании и Франции, политическая и промышленная верхушка США требовала создания мощного современного многоцелевого флота. 3 марта 1883 года Конгресс выделил 1,3 миллиона долларов на новую судостроительную программу, которую американцы назвали «ABCD» — по первым буквам названий четырех новых крейсеров, которые надлежало построить.

Еще до окончания строительства на ближайшие 3 года было запланировано заложить 3 линейных корабля II ранга (по сути броненосцы береговой обороны)  — «Техас», «Мэн» и «Нью-Йорк», а 7 сентября 1888 года Конгресс постановил дополнить программу еще 6 бронепалубными крейсерами.

13
Линейный корабль II ранга «Нью-Йорк». Построен в 1891 году.

Последние были чистыми рейдерами  – «разрушителями торговли». Министр военно-морского флота Уильям Уитни, оправдывая кораблестроительную программу, говорил следующее: «Сейчас мы не можем защитить собственное побережье, но мы должны суметь ответить ударом на удар, и в скором времени мы будем в состоянии выставить в море флот «разрушителей торговли» — больших и скоростных крейсеров, способных причинить торговле предполагаемого противника тяжелый и серьезный урон». Уитни доказывал, что крейсеров, имеющих водоизмещение более 3000 тонн и скорость более 19 узлов у Англии всего десять, у Франции – пять, у Испании – три, у Японии – два. Построив восемь подобных кораблей, Америка стремительно выводила свой флот на второе место в мире. Конгресс утвердил эту доктрину, и началось строительство «Большого Белого Флота» (Great White Fleet). Об этом — в продолжении.

Donald-Duck1

Предыдущие статьи Сергея Махова:

Как США строили свой флот: парусные корабли

США: от колоний к государству — IV

США: от колоний к государству — III

США: от колоний к государству — II

США: от колоний к государству — I

День Баррикад: майдан по-французски — I

День Баррикад: майдан по-французски — II

Деньги, пушки и корабли: как Петр I создавал Россию