США: от колоний к государству — IV

9644679900

Первые четверть века истории США трудно называть блестящими. Борьба с сепаратизмом, восстания из-за налогов, слабая экономика и расстроенные, казалось, навечно финансы. При всем этом — стремление к расширению, приобретение Луизианы и планы захвата Канады. Рубиконом стала англо-американская война 1812-1815 годов, которую американцы проиграть не могли, но все же проиграли. Об этом — в заключительной части исторического триллера Сергея Махова.

Итак, 22 марта 1801 года кресло президента занял Томас Джефферсон. Как мы помним, до избрания он стоял на республиканских позициях, его мечтой была республика «свободных фермеров», где нет больших городов, где сельское хозяйство превалирует над торговлей и промышленностью.

Начало президентства Джефферсона совпало с экономическими реформами и послаблением в правовой сфере. Был отменен налог на виски, который, как мы помним, вызвал «восстание виски», отозван «акт о подстрекательстве», сильно сокращена армия, заморожено начатое при Адамсе строительство флота.

Но вместе с тем в самой республиканской партии начался раскол – Джефферсон постепенно отходил от союза с Бэрром, а чуть позже они вступили в прямую конфронтацию. А чуть позже к этой напасти прибавился и конфликт с судебной системой США. Начались все последующие события, наверное, со знаменитой «Луизианской покупки». Луизиана нынче – это всего лишь небольшой штат на юге США, а тогда ей называлась территория площадью 2 100 000 кв. км., занимающая пространство от Мексиканского залива вдоль по течению реки Миссисипи до Великих Озер. Открыл эти земли кавалер де Ла Салль в 1682 году, который и назвал эти земли Луизианой, в честь короля Людовика XIV.

1
Французская Луизиана, 1682-1762 годы.

В 1764 году, после Семилетней войны, Луизиана отошла Испании, которая соединила их в единую цепь со своими колониями Калифорния, Флорида и Мексика. Территория была очень слабо заселена, на 1800-й год совокупное не превышало 200 тысяч человек, не считая индейских племен, причем белых из них – 35-50 тысяч человек. Самым крупным городом колонии был Новый Орлеан (15 тысяч человек), остальные – совершенно мелкие городки.

В 1800 году Испания по навязанному ей Наполеоном договору в Сан-Ильдефонсо была вынуждена передать Луизиану обратно Франции. Передача заняла 3 года, и 30 ноября 1803 года французы вновь вошли в Новый Орлеан. Изначально Бонапарт рассматривал Луизиану как территорию подскока к островам Карибского моря, намереваясь выбить англичан из Ямайки, британских Виргинских островов, а также Наветренных и Подветренных островов. Но, прежде всего, французы начали борьбу за свою бывшую колонию Сан-Доминго, которую захватили восставшие рабы под командованием Туссен-Лувертюра.

Однако с Сан-Доминго как-то не заладилось. Корпус Леклерка, прибывший туда, на треть вымер от желтой лихорадки и стал совершенно небоеспособен. И тут следует неожиданный отказ Наполеона от колониальной политики, и американцы получают предложение – купить Луизиану за 23 миллиона долларов.

Самый главный вопрос, на который до сих пор пытаются ответить, — а почему Франция решила продать этот огромнейший край США?

Обычно говорят, что Бонапарт нуждался в деньгах для войн в Европе. Но напомним, что в 1802 году был заключен Амьенский мир. 11 марта 1803 года Франция объявила очередную войну Англии и начала строить флот вторжения на Британские острова. И до 1805 года более никаких войн у Франции не было. Бюджет Франции в 1803 году составлял 500 миллионов франков, и 60 миллионов франков, требуемые в итоге за покупку Луизианы, составляли прибавку к бюджету всего в 12 процентов.

2
Булонский лагерь, 1803 год. Именно здесь Наполеон готовил десант в Англию.

Говорят, что Наполеон не мог контролировать воды Америки. Опять-таки, те, кто говорят это, забывают, что Франция во всю готовилась к высадке в Англии. Угроза для островитян была довольно серьезной, поэтому английский флот не мог эффективно контролировать американские воды. Следовательно, именно в тот момент никакой особой угрозы Луизиане не было.
Говорят, что в случае вторжения американской армии Франция была бы не в силах защитить колонию.

Это говорят те, кто совершенно не представляет, чем была американская армия в 1803 году. Благодаря стараниям Джефферсона ее численность упала с 14 000 до 3207 человек при 16 орудиях. Для примера – остатки корпуса Леклерка, эвакуированного французами с Гаити после отказа от экспедиции, составляли 7 000 человек при 43 орудиях. То есть один только потрепанный корпус Леклерка был сильнее всей американской армии в два раза!

Говорят, что Наполеон симпатизировал США и их республиканскому строю. Все-таки симпатия и подобная благотворительность – вещи разные. И только две версии могут быть серьезно рассмотрены.

Первая. Это возможное вторжение британцев со стороны Канады. Да, такой вариант существовал, правда его вероятность была не очень велика.

Вторая версия – логическая, отчасти построенная на переписке Наполеона 1803 года. Как мы помним, Франция планировала вторжение в Англию. То, что оно пройдет успешно, Бонапарт практически не сомневался. Если захватить Англию – все британские колонии сами упадут французам в руки. Поскольку Луизиана отдавалась вместе с населением (это было обязательное условие), то после победы над британцами ее вполне можно было завоевать обратно, используя профранцузские симпатии населения колонии.

3
Территория, купленная США в 1803 году.

Следует помнить, что Наполеон всегда был в политике трансформером, все его договоры и соглашения имели незримую часть выгод и приобретений, а все поступки были многоходовыми. Таким образом, продавая Луизиану, Бонапарт

1)    Получал деньги на вооружение армии и флота.
2)    Вбивал еще один клин между США и Британией.
3)    Ослаблял позиции Англии в колониях, усиливая США.
4)    И, наконец, получив деньги, и выиграв в нынешней политической ситуации, в будущем имел возможность вернуть Луизиану, не возвращая денег.

После утомительных торгов США и Франция сошлись на выплате 15 миллионов долларов. Причем 2 000 000 долларов выплачивались сразу наличными, 11 250 000 долларов выплачивались облигациями, которые Франция обналичила через банкирский дом Баринга и Хоупа в Амстердаме, а 3 750 000 долларов шли как зачет за погашение внешнего долга Франции перед США (американцы во время Французской революции поставляли в кредит продукты и товары).

Надо сказать, что даже первый взнос в два миллиона оказался для американцев ужасно большой суммой – Джефферсон и госсекретарь Мэдисон продали все столовое серебро и золотые украшения своих жен, чтобы собрать требуемую сумму. Тем не менее, сделка состоялась, и 14 июля 1803 года договор был подписан.

Передача земель произошла 14 марта 1804 года в городе Сент-Луис. Напомним, что сами французы вступили во владение только 30 ноября 1803 года, то есть хозяевами Луизианы они пробыли только 3 месяца. Эта сделка вызвала очень неоднозначную реакцию в США. Во-первых, часть сенаторов и конгрессменов говорили, что сделка неконституционна. Опирались они в этом утверждении на следующее обстоятельство – в конституции США нигде не сказано, что исполнительная власть может тратить деньги (которые, на минуточку, складываются из налогов) на приобретение земель без обсуждения вопроса в Конгрессе и голосования в штатах.

4
Церемония передачи власти в Сент-Луисе 14 марта 1804 года.

Во-вторых, промышленные штаты Новой Англии опасались, что теперь плантаторские рабовладельческие штаты получат неоспоримое большинство в парламенте, а оплачивать весь банкет придется как раз денежным и богатым северным штатам.
Кроме того, Новая Англия обладала монополией на морские перевозки между штатами по Атлантическому побережью. Приобретение Луизианы открывало для внутренних штатов выход через Миссисипи в Мексиканский залив, к Флориде и Вест-Индским островам.

Именно поэтому губернатор Массачусетса Тимоти Пикеринг выдвинул идею отделения северных штатов от остальной части США. Он обратился с этим предложением к вице-президенту Аарону Бэрру, который, как истый северянин, поддержал Пикеринга. Но для реализации этой идеи нужно было, чтобы штат Нью-Йорк так же поддержал сепаратистов.

Бэрр выставил свою кандидатуру на выборах губернатора Нью-Йорка и вошел в прямой конфликт с Джефферсоном. В этих выборах против Бэрра играли не только его противники в лице Гамильтона, но и вся правительственная машина США. Тем не менее в самом городе Бэрр выборы выиграл, однако северные районы штата не поддержали вице-президента, и общий счет голосов оказался не в его пользу.

Во время этой предвыборной компании Гамильтон позволил себе несколько оскорбительных высказываний в адрес Бэрра, причем одно было действительно жестоким – Гамильтон обвинил вице-президента в сожительстве с собственной дочерью, Теодосией. Такого Бэрр спустить не мог. В конце июня 1804 года он вызвал Гамильтона на дуэль, тот, в свою очередь, попросил об отсрочке на две недели. Бэрр согласился, и Гамильтон за это время сумел натравить на Бэрра некоего Сэмьюэла Брэдхерста, который в свою очередь вызвал на дуэль вице-президента. В схватке на шпагах Бэрр нанес Брэдхерсту несколько ранений, несмотря на то, что его соперник был почти на голову выше, и Брэдхерст был вынужден прекратить схватку.

Далее последовала дуэль Бэрр-Гамильтон. Бывший министр финансов перед дуэлью отправил в несколько газет послания, что, мол, он против дуэлей, что стрелять в вице-президента он не будет, а если и выстрелит – то только в воздух, и что кровопролитие – это плохо.

22 июля 1804 года Бэрр и Гамильтон сошлись на границе штатов Нью-Йорка и Нью-Джерси (в Нью-Йорке дуэли были запрещены). Гамильтон, несмотря на свои письма в газетах, стрелял первым, пуля просвистела в дюйме от головы Бэрра, в свою очередь вице-президент выстрелил и попал в бок Гамильтону. Пуля вошла в печень и через несколько дней бывший министр финансов скончался.

6
Дуэль Аарона Бэрра и Александра Гамильтона.

Во всей этой истории поражают две вещи: насколько нечистоплотен был Гамильтон (в том числе и в своих обвинениях, ведь мы помним в предыдущей части его секс-скандал с Рейнольдс), и тот вой, который подняли газеты после смерти Гамильтона. По сути на июль 1804 года бывший министр финансов был полностью списанным политиком, он уже не смог бы занять даже незначительного поста в правительстве, последние выборы показали, что популярностью в Нью-Йорке он совершенно не пользовался. Тем не менее, пресса начала травлю Бэрра, в чем можно усмотреть руку Джефферсона, недовольного шашнями вице-президента с сепаратистами северных штатов, да и просто человека, понимающего, чьему благородству он был обязан креслом президента.

Вообще, отцы-основатели производят не очень приятное впечатление. Вашингтон, великий полководец по версии американских историков, не одержавший ни одной победы на поле боя. Гамильтон с его распутством и подлостью. Джефферсон, лицемер и трус. Мэдисон, постоянно боящийся Джефферсона, и выполняющий все указания президента.  Адамс с его вечной подозрительностью, вздорностью, чванством и диктаторскими замашками. Список можно продолжать и дальше. Но вернемся к нашему повествованию.

Луизианская покупка вызвала к жизни другой проект, который с одной стороны иначе как авантюрой не назовешь, с другой – вырисовывается история, которая случилась сорока годами позже – история присоединения штата Техас. В общем, после присоединения Луизианы у опального Бэрра возникла мысль объявить войну Испании, и присоединить к США Техас и Мексику. В этих планах он доверился генералу армии Джеймсу Вилкинсону, который горячо поддержал идею вторжения, и затеял с Бэрром активную переписку.

7
Территория будущего штата Техас, 1803 год.

Самое смешное выяснилось гораздо позже – оказывается главнокомандующий армией США Джеймс Вилкинсон был не только мелким спекулянтов в Кентукки, но и … шпионом Испании в Соединенных Штатах с 1794 года. Естественно предложение Бэрра оказалось для него холодным душем. Ибо за завоеванием Мексики Вилкинсон увидел стремительное прекращение денежного потока от своих боссов. Не зная, что делать, он решил втереться в доверие к Бэрру и при этом саботировать его распоряжения.

Меж тем вице-президент объехал все западные штаты – Кентукки, Теннеси, Индиану, приобретенную Луизиану, готовя почву для дерзкого вторжения в испанские владения. Были завербованы 250 человек, готовились припасы, оружие. Дело, хоть медленно, но продвигалось.

Вилкинсон, не зная, что предпринять, побежал к Джефферсону, и выдал совершенно бредовую мысль – полковник Бэрр (после выборов 1805 года Аарон перестал быть вице-президентом, и его стали именовать по чину, до которого он дослужился в армии Вашингтона во время войны за Независимость) собирается отделить западные штаты от восточных, объявить там монархию, завоевать Мексику и сделаться королем!

Джефферсон, увидев прекрасную возможность потопить своего политического соперника, которого он опасался, как никого другого, ухватился за эту мысль, и приказал схватить Бэрра живым или мертвым, и конечно же, поручил это дело Вилкинсону. Последний был безмерно рад – он уже в мыслях хватал Бэрра и расстреливал на месте, объясняя это попыткой подозреваемого к бегству. А полковник тем временем в Новом Орлеане встречался с католическим руководством, делясь своими планами, и обещая, что католическая церковь после захвата Техаса и Мексики ущемляться не будет. Он прекрасно понимал, что все население этих колоний было истовыми католиками, и лезть туда с протестантством было бесполезно и глупо.

В этот момент в Новом Орлеане появился на взмыленной лошади губернатор Теннеси Эндрю Джексон (будущий президент) который получил сведения о Вилкинсоне и сообщил их Бэрру. Поэтому полковник тайными тропами сам направился в Филадельфию, избегая попадаться на глаза солдатам регулярной армии, так как подозревал, что Вилкинсон непременно захочет расправиться с ним до суда.

8
Главнокомандующий армией США Джеймс Вилкинсон.

Избежав все ловушки Бэрр прибыл в Филадельфию, а оттуда был препровожден в Ричмонд (Вирджиния), где был назначен суд над ним.

Так возникло дело «президент Джефферсон против полковника Бэрра», где последнего обвиняли в сепаратизме, терроризме и в желании объявить войну Испании. На суде Бэрр раз за разом разбивал все выдвинутые против него обвинения, более того – верховный судья Маршалл был вынужден вызвать в суд для показаний самого президента Джефферсона. Когда тот после истерики отказался – стало понятно, что полковник выигрывает. Суд установил, что Бэрр не призывал западные штаты отделиться от США, и даже если бы призывал – Конституцией это не запрещено, ибо Соединенные штаты – есть содружество государств. Полковник Бэрр не терроризировал местное население, поэтому никаких обвинений в терроре предъявить ему невозможно. Оставался последний пункт – провокация войны с Испанией.

Но вся проблема была в том, что Джефферсон чуть ранее (в 1804 году) письменно давал Бэрру поручение узнать возможности захвата Мексики и Флориды, и изгнания испанцев из Северной Америки. Суд попросил президента предоставить письменные доказательства, что он отменил данное полковнику поручение. Джефферсон разразился гневной тирадой, но так и не смог ничего сказать по существу дела. Бэрр был оправдан, но политическая карьера его закончена. Ему было запрещено въезжать в западные штаты, где он был очень популярен, и полковник был принужден эмигрировать в Европу.

9
Суд над Аароном Бэрром.

Но если вы думаете, что после планов захвата Техаса и Мексики более ничего не последовало – вы ошибаетесь. Уже в 1808 году тот же самый Джефферсон во всю разрабатывает планы захвата британской Канады.

Началось все с Embargo Act от 22 декабря 1807 года. Согласно этому документу до разрешения споров между Англией и США торговля с Британией была запрещена. Этот закон просто разрушил североамериканскую внешнюю торговлю. В портах Новой Англии и атлантических штатов гнили на приколе корабли, портился товар на складах. На сельскохозяйственном юге начались серьезные волнения – фермеры не могли сбыть свою продукцию.

Штаты, граничащие с Канадой, просто наплевали на эмбарго. В Вермонте, который присоединился к Конфедерации не так давно, вообще решили, что декларация Джефферсона нарушает свободу торговли и является просто незаконной. Контрабандный поток превратился в реку, потом – в водопад, и через озеро Шамплейн и реку Ришелье с декабря 1807 по март 1808 года прошло товаров на 140 тысяч долларов (28 тысяч фунтов стерлингов), а с марта 1808 до 1 января 1809-го – на 183 тысячи долларов.

Купцы Новой Англии, традиционно связанные с британским рынком, наплевав на все акты Конгресса и президента, начали продавать суда с товарами сразу в американских портах подставным гессенским, ганноверским, вюртембергским и т.д. фирмам, которые конечно же являлись филиалами английских торговых компаний.

В Коннектикуте поступили хитрее, там ввели особый таможенный сбор – «Регулярный Платеж» (Standing Order), оплатив который купец получал особую бумагу («Специальное разрешение»). Согласно этому разрешению купцы могли торговать со странами, на которые наложено эмбарго. В результате из северо-восточных штатов в порты Канады и Британии рекой потекли лес, хлопок, лен, конопля, заместив в эти трудные годы столь нужные англичанам товары.

Правительство начинало выглядеть глупо в этой ситуации. 8 января 1808 года Джефферсон запросил у Конгресса одобрения на вербовку в Континентальную Армию 30 000 человек, чтобы эффективно закрыть границу с Канадой. Конгресс отверг это предложение, однако поддержал президента по вопросу штрафов и конфискации имущества у нарушителей эмбарго. Но все эти слова остались словами – протесты продолжали усиливаться, а объем контрабанды в 1810-м перевалил за отметку 1,2 миллиона долларов (240 тысяч фунтов стерлингов).

И вот, 1 июня 1812 года президент Мэдисон сделал заявление перед Конгрессом, где обвинил Британскую империю в нападениях на США на суше и на море. 18 июня 1812 года США объявили войну Англии, как раз через шесть дней после вторжения армии Наполеона в Россию. Понимая, что англичане связаны большой войной в Европе, американцы хотели под шумок заграбастать Канаду. Но война 1812-1815 годов оказалась для США неудачной – англичане смогли устоять, в союзе с индейской конфедерацией Текумсе захватили Детройт, отбили нападения на Великих Озерах, а в 1814 году захватили и сожгли Вашингтон.

10
Сожжение Вашингтона англичанами в 1814 году.

Канада, которую так хотелось захватить, устояла, британское судоходство нарушить не удалось, концовка войны прошла под явную диктовку Великобритании. Америку сотрясал кризис, исчезла из обращения золотая и серебряная монета, государственный долг увеличился вдвое (если в 1810 году его цифра составляла 53 173 218 долларов, то в 1815-м – уже 99 833 660 долларов), произошел резкий спад производства. Чтобы попытаться расплатиться с долгами, правительство начало безудержно штамповать бумажные деньги, естественно последовала инфляция, а в 1819 году грянул и финансовый кризис, очень похожий на кризис 1998 года в России. Выход что в XIX, что в конце XX века нашли только один – секвестр бюджета и частичный отказ от выплаты внутреннего долга.

Соответственно, последовала волна банкротств и разорения мелких собственников, резкого увеличения безработицы, а американские товары перестали пользоваться спросом на внешнем рынке. Эта ситуация совпала по времени с восстановлением европейского сельского хозяйства после наполеоновских войн, и в результате американское производство упало в три раза по сравнению с 1815 годом. Англичане же довольно потирали руки, ведь США так настаивали на принципах свободной торговли, на отмене протекционистских законов и у себя, и у своих торговых партнеров. В результате американский рынок оказался беззащитен перед более дешевой и качественной английской продукцией.

В довершение всего бывшие испанские колонии – Чили, Перу, и Боливия – объявили о том, что переходят на оплату своих товаров в серебре. Поскольку импорт в США превышал экспорт, накоплений металлических денег не было, это привело к параличу банковской системы, поскольку на 24 миллиона бумажных долларов приходилось всего 2 миллиона серебряных, то есть бумажные деньги не были обеспечены твердой валютой. Обвал произошел 23 января 1819 года, в этот день хлопок упал в цене на четверть, а земельные участки продавали лишь за 25-50 процентов от их стоимости. Страну лихорадило целых 3 года, в результате директора Департамента финансов США и конгрессмены просто наплевали на принципы свободной торговли, и пошли путем старого доброго меркантилизма, защищая своего производителя. Полностью от последствий кризиса удалось избавиться лишь к 1828 году. И это была уже немного другая страна.

Предыдущие статьи Сергея Махова:

США: от колоний к государству — III

США: от колоний к государству — II

США: от колоний к государству — I

День Баррикад: майдан по-французски — I

День Баррикад: майдан по-французски — II

Деньги, пушки и корабли: как Петр I создавал Россию