США: от колоний к государству — I

Uncle_Sam_BNW_1

Те, кто считает, что США возникли из ниоткуда, что Тринадцать Колоний просто взяли, объединились и разгромили Британию, с легкостью отвоевав собственную свободу, а потом сразу начали строить государство «американской мечты» — сильно ошибаются. Рождение Соединенных Штатов и процесс образования государства был мучительным и трудным. Об этом — новая статья самарского историка Сергея Махова.

Квинтэссенцией глубокого понимания проблемы могут служить слова русской императрицы Екатерины II, которая советовала британскому королю Георгу III: «Заключайте мир с восставшими колониями и постарайтесь их разъединить». За этим советом стояло многое. И чтобы понять, что из себя представляли североамериканские колонии до восстания – давайте сделаем небольшой экскурс в историю.

Прежде всего, состав самих провинций был неоднороден. Там были и королевские колонии, такие как Вирджиния, Джорджия или Нью-Йорк, они управлялись напрямую из Англии, которая назначала генерал-губернатора. Был такой непонятный и противоречивый конгломерат, как Новая Англия (штаты Коннектикут, Мэн, Массачусетс, Нью-Гэмпшир, Род-Айленд), которые управлялись местными советами, и имели территориальные претензии к королевской колонии Нью-Йорк. Были колонии Нью-Джерси и Делавэр, споры о границах между которыми закончились только… в 1921 году. Отдельно стоит упомянуть Пенсильванию, которая появилась на карте только потому, что король Карл II задолжал Уильяму Пену 16 тысяч фунтов и решил расплатиться, подарив земли в Америке. Этот штат был фамильной колонией Пена до войны за Независимость, соответственно там селились квакеры (сам Пенн по вероисповеданию был квакером), и была объявлена свобода вероисповедания.

У Пенсильвании имелся территориальный спор с Мэрилендом, который, в свою очередь, был наследственным владением баронов Калвертов и оплотом католичества в Северной Америке (поскольку сам барон был католиком). Как следствие – в Мэриленде происходили постоянные стычки на религиозной почве между католиками и протестантами. А была, к примеру, такая колония как Коннектикут, где еще до Революции во всю работало самоуправление, и губернатор колонии избирался местным законодательным собранием.

2

Если ко всему вышеперечисленному добавить и разницу в экономическом развитии (ведь существовали как промышленно развитые штаты Новой Англии, так и сельскохозяйственные Джорджия или обе Каролины), становится понятно, что создать из столь разных территорий единое государство было очень сложно. Это заметно и по настроениям как «отцов-основателей», так и людей, начавших революцию. Например, автор «Декларации Независимости» Томас Джефферсон говорил прямо: «сэр, моя страна – это Вирджиния», а Джон Хенкок, первый председатель Континентального Конгресса, считал, что «во главе страны должна встать Новая Англия, а не вирджинская хунта» (намекая на Джефферсона и Вашингтона, уроженцев Вирджинии). И Хенкок был не так уж и неправ – из первых пяти президентов США четверо (Вашингтон, Джефферсон, Мэдисон и Монро) были именно из Вирджинии. Недаром чуть позже Марк Твен писал: «человек родом из старой Вирджинии почитался высшим существом, а если он мог доказать, что происходит от Первых Поселенцев Вирджинии, этой великой колонии, то его почитали чуть ли не сверхчеловеком».

Екатерина II издалека увидела то, что предпочитала совершенно не замечать британская администрация – североамериканские колонии не были единым целым, это была лоскутная конгломерация штатов с разной экономикой, управлением, отчасти – религией и традициями. И что во время войны за Независимость их объединил только общий враг, а предоставь их самим себе – начнется война «всех против всех».

Прими британцы образ действий, предлагаемый им Екатериной II, у США не было бы будущего. Она прекрасно понимала, что Англия, чтобы сохранить свое положение в Новом Свете, обязательно должна вывести из орбиты войны Францию и Испанию. Но англичане были «твердо намерены вести дела с восставшими лишь как с подданными, и потому все, что относится к ним, считается неприемлемым и противоречащим достоинству короля, основным интересам его народа и правам его короны». Если быть честными, то именно королевство Франция сыграло решающую роль в появлении на свет Соединенных Штатов Америки, французский флот просто выключил из борьбы Роял Неви, и тем самым обрек британскую армию в Новом Свете на поражение.

3
Капитуляция армии Корнуоллиса при Йорктауне, 1781 год.

25 ноября 1783 года последние британские войска покинули Нью-Йорк. Ветеран армии Вашингтона Джон ван Арсдейл с помощью приставной лестницы смог подняться к флагштоку в Бэттери-парке и сорвать ненавистный Юнион-Джек еще до того, как английские корабли покинули устье Гудзона. Война за Независимость закончилась, но строительство нового государства только началось. Действительно, ведь к власти пришли люди, совершенно не имевшие опыта управления государством, более того – решившие руководить им по умным книжкам французских философов-просветителей и английских экономистов.

1
Британцы покидают Нью-Йорк.

Например, тот же Джефферсон мечтал о республике фермеров и мелких торговцев, без армии и флота, с минимальными расходами на государственный аппарат. При этом руководствовался он учением французских экономистов-физиократов, постулировавших, что основная прибавочная стоимость формируется сельским хозяйством, и что главное – это создать добровольные фермерские объединения крупных сельхозпроизводителей, которые дают прибавочный продукт, и тем самым богатеют и делают богатым государство.

Проблема была в том, что под фермерами понимались не те, кто непосредственно работает на земле, а те, кто «руководит процессом». При этом, в полном соответствии с воззрениями физиократов Джефферсон считал, что рост благосостояния «сельхозменеджеров» совершенно не связан с благосостоянием работников. Наоборот, работникам надо платить самую малость, чтоб не сдохли уж совсем. Или вообще нанимать штрейхбрейкеров, готовых получать меньше собственных работников. Собственно, это как раз описание плантаторского или помещичьего землевладения, с богатыми плантаторами во главе, и большим количеством мелких работодателей в основе системы.

Те, кто имеют хотя бы начатки собственного опыта в бизнесе, наверняка смотрят на эти слова с содроганием – требовать от работника постоянно растущего прибавочного продукта, совершенно его не мотивируя, невозможно. Или возможно, но только принудительными мерами. А это чревато либо падением качества продукции, либо, что гораздо вероятнее, просто вредительством и бунтом.

Но одно дело, когда философ, высказывающий подобные мысли, сидит где-то в офисе, имея основную работу переписчика или адвоката, и размышляет о подобном в свободное от работы время. А представьте, если такому мечтателю дали власть и он начинает пробовать свои теории на целой стране? Именно это и произошло в США. Но давайте обо всем по порядку.

4
Плантация Джорджа Вашингтона в Вирджинии.

 1780-1786 годы. Правительство, которое не может править.

История США как суверенной страны началась с денежного скандала и  откровенного мошенничества. Еще во время войны за независимость, в самом трудном 1780 году, когда американские войска терпели бесконечные поражения на севере и на юге, экономика страны была в предреанимационном состоянии. Доллар, провозглашенный валютой новой страны 10 мая 1775 года, и равный по курсу одному испанскому серебряному песо, стремительно обесценивался. Вернее даже не так. Поскольку серебра не хватало, Конгресс ввел в обращение бумажный доллар, и приравнял его по курсу к серебряному песо. Сведения по инфляции  отражены в таблице:

Дата Доллар Испанский песо
1 марта 1778 года 1 1
1 сентября 1778 года 1,75 1
1 марта 1779 года 10 1
1 сентября 1779 года 18 1
18 марта 1780 года 40 1

 

При этом количество долгов перевалило за 200 миллионов долларов (при общем бюджете США от 5 до 10 миллионов долларов), то есть даже если на обслуживание долга отдавать все деньги – расплатиться ранее, чем через сотни лет, не получилось бы. Казалось бы, ситуация безвыходная, однако как раз 18 марта 1780 года Континентальный Конгресс выдает на гора резолюцию, где фиксирует, что долги будут выплачиваться по курсу 1 бумажный доллар к 1 серебряному песо, не учитывая реальный курс инфляции, таким образом, легким движением руки снижая реальный долг в 40 раз, с 200 до 5 миллионов долларов.

Именно благодаря этому мошенничеству к концу войны за Независимость национальный долг США составлял 8 миллионов долларов, да еще долги отдельных штатов в сумме – 4 миллионов долларов. Львиная доля этих денег была предоставлена Францией молодой республике в качестве кредитов и ссуд под низкие проценты, причем очень часто – как средства частных инвесторов, через подставные фирмы и сделки компаний-однодневок.

Так например известный драматург Бомарше создал с ведения секретаря по иностранным делам Франции импортно-экспортную торговую фирму в Испании под названием «Родриго Горталес и компания», которая переправила в США 50 кораблей с вооружением, обмундированием, продовольствием, да и просто с золотыми и серебряными монетами на сумму 5 миллиона ливров. И еще во время войны Конгресс пытался отказаться от обслуживания этого долга, выпустив даже прокламацию: «Министр Верженн и его секретарь неоднократно заверяли нас в том, что во Франции не ждут никакой компенсации за грузы, отправленные Бомарше. Этот джентльмен вовсе не коммерсант; известно, что он агент французского двора, выполняющий поручения политического характера». Потребовался личный визит самого Бомарше в США, чтобы еще раз объяснить американцам, что никогда и речи не было о том, чтобы снабжать их бесплатно.

5
Памятник Бомарше в Париже.

Но вот проблема – у США совершенно не было наличности. Франция пошла на уступки, и до 1787 года никаких платежей произведено не было. Что касается государственного устройства – на 1781 год были согласованы и приняты «Статьи Конфедерации и Вечного союза», которые и являлись главным действующим документом США. Если открыть их – можно схватиться за голову и ужаснуться. Исполнительной власти нет вообще, как класса. Единственная существующая ветвь власти – законодательная, реализованная в лице депутатов-представителей в Конгрессе. Никаких тебе судов, президента, полиции, армии, просто законодательное собрание, и всё.

Задачи, возлагаемые на Конгресс – решение «индейской проблемы», стандартизация валют, мер и весов, почта, и посредничество в спорах между штатами. Таким образом, изначально США были чистой конфедерацией, или, если угодно, союзом государств, где штаты вели собственную политику, имели собственные органы управления и исполнения, а верховный орган реальной власти не имел и вел посредническую деятельность.

Но уже в 1781 году начались проблемы. Допустим, Конгресс заключает торговый договор с третьей страной, но – он не имеет возможности заставить или принудить отдельные штаты его исполнять! Если на США нападали – Конгресс не имел права призвать граждан в армию. И самое, наверное, главное – Конгресс не имел никаких рычагов воздействия ни на штаты, ни на граждан. Американские революционеры создали то правительство, о котором мечтали – без тирании, без карательных органов, без трат на госаппарат. Была только одна проблема, основная. Такое правительство не могло править.

Дошло до смешного – 31 мая 1782 года на мирных переговорах в Париже британский представитель спросил – а с кем собственно Британия должна заключить мир? С каждым штатом в отдельности? С каким-то государством, которое пока не существует?

6
Ассамблея Континентального Конгресса.

Эти слова оказались побудительным мотивом, и 21 сентября 1782 года на заседании Континентального Конгресса приняли акт-договор, провозглашающий создание нового государства. Он и начинался очень интересно: «Акт, подписанный для того, чтобы Его британское Величество мог заключить мир или перемирие с некоторыми колониями в Северной Америке, упомянутыми в данном Акте». В список вошли тринадцать штатов – Нью-Гэмпшир, Массачусетс, Род-Айленд, Коннектикут, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания, Делавэр, Мэриленд, Вирджиния, Северная Каролина, Южная Каролина, и Джорджия.

28 сентября Бенджамин Франклин, глава американской делегации, подал лорду Гренвиллу записку, с американским видением условий заключения мира. В ней он писал, что «Его Величеству было бы целесообразнее уступить Канаду и Новую Шотландию США, дабы возместить вашим бывшим подданным все убытки и потери частной собственности во время войны». Британский секретарь по колониям Шелбурн даже не стал эту писульку показывать королю – он положил ее в стол на сутки, а на следующий день вернул с кратким резюме: «Мы рассмотрим этот вопрос только в том случае, если будет затронут вопрос о денежных компенсациях Англии за сдачу Чарльстона, Саванны и Нью-Йорка, которые до сих пор удерживаются британскими войсками».

Этим он ударил американцев по самому святому – по карману, и о Канаде с Новой Шотландией более не заговаривали.
В свою очередь Франция настаивала на своих условиях для США. Прежде всего, она была против передачи колонистам района реки Огайо, предлагая создать там два индейских государства под протекторатом Англии и Испании. Кроме того, король Людовик настаивал, чтобы территория на западе для Тринадцати Колоний была ограничена Аллеганским хребтом, не затрагивая французскую Луизиану и испанскую Флориду. Было и еще одно французское условие – рыболовство в районе Ньюфаундленда и Лабрадора должно было остаться исключительно французским.

Франция была союзником США только до определенного момента, ей сильное государство в Новом Свете было совершенно не нужно. Но нашла коса на камень – американцам подыграла Британия, которой не так стыдно было идти на уступки колонистам, чем своим заклятым врагам – Бурбонам. И 3 апреля 1783 года был заключен англо-британский мирный договор, который, по сути, подписали на американских условиях.

7
Подписание Парижского мира, 1782 год.

Пункты Парижского мира помимо территориальных согласований включали и два очень неприятных для американцев условия – это выплата долгов английским кредиторам, и возвращение собственности лоялистам, то есть тем, кто поддержал англичан во время войны за Независимость. Но тут нашла коса на камень и случилось то, о чем мы говорили выше – революционные массы (чаще всего тише воды и ниже травы просидевшие всю войну у себя в поместьях) подняли дикий крик: «За что сражались? Ни копейки не выдадим британскому агрессору!».

По сути разные штаты дезавуировали мирный договор, отказавшись его выполнять. Англичане сначала не поверили. Некоторые из английских кредиторов все же поехали в Америку взыскать свои долги. Но там все получилось так же, как ныне происходит на Украине: англичан били, ставили перед народом на колени, вымазывали в фекалиях, валяли в перьях, и заставляли просить прощения «за тяжкие годы оккупации».

Из книги Яковлева «Джордж Вашингтон»: «Некий легковерный английский кредитор, явившийся в Вирджинию за своими деньгами, зло заявил: члены легислатуры, голосуя за эти законы, стремились сохранить на себе исподнее. Оскорбленные в лучших чувствах патриоты притащили англичанина в зал ассамблеи, пинками и затрещинами заставили стать на колени и извиниться перед высоким собранием. Встав и отряхивая пыль с брюк, неукротимый англичанин возгласил: «Чертовски грязный дом!».

Долги американцев англичанам достигали 5 миллионов фунтов, плюс – собственность 100 тысяч лоялистов, бежавших вместе с английскими войсками в Канаду и Британию после проигрыша войны. Продолжим цитату: «Патриоты гордились своей непримиримостью, ибо так, им было доподлинно известно, поступали в великом древнем мире. «Как Ганнибал поклялся никогда не заключать мира с римлянами, — вещала массачусетская «Кроникл», — так пусть каждый виг (патриот) поклянется… никогда не заключать мира с этими исчадиями ада… этими ворами, убийцами и предателями».

8
Административное деление США на 1783 год.

Но – вот извилины революционного разума! – американцы были уверены, что метрополия им должна. Должна как и раньше продавать товары со скидками. Должна освободить от пошлин и таможенных сборов. Должна давать в долг по первому зову.
Британия же, будучи совершенно последовательна, теперь рассматривала США как иностранную страну. Американцы лишились выгодных рынков в Вест-Индии и Южной Америке, англичане перехватили торговлю мехами с индейцами, кроме того – ввели старые добрые Навигационные Акты – торговля США с Англией теперь была возможна только на английских судах.

Кроме того, посчитав, что США не выполнили ими же подписанные условия мирного договора, британцы до выполнения, так и хочется казать – «минских соглашений», но нет, конечно же – пунктов Парижского мира отказались эвакуировать свои форты на северо-западной границе США и вошли с союз с индейскими племенами вдоль Миссисипи, тем самым на давая американцам идти на восток, захватывая индейские земли.

Ну и конечно же, англичане не отказали себе в мелкой мести бывшей колонии – когда Континентальный Конгресс с большой помпой аккредитовал в разных странах своих посланников, были посланы послы и в Англию. Но Остров отказался ответить взаимностью, Британский министр иностранных дел оскорбительно заметил, что англичанам бы потребовалось послать в США тринадцать послов – по числу штатов. Ибо единого государства у них не было и нет.

В принципе, он был прав. Революция породила тринадцать крошечных, враждующих наций, готовых вцепиться друг другу в горло. Но действия англичан – и дипломатические, и торговые – очень сильно задели «революціонерiв гідності». Американские купцы бесновались, требуя ввести эмбарго на торговлю с Англией. Первым в революционном порыве повысил пошлины Нью-Йорк, теперь с английских товаров там брали двойную ставку. За ним последовали Массачусетс, Род-Айленд и Нью-Хэмпшир, которые подняли ставку в 4 раза против прежнего. Кто больше? Оказалось, что никого.

Коннектикут решил, что раз в соседних с ним штатах сидят идиоты, то надо переключить торговые потоки на себя, и в свою очередь отменил пошлины на английские товары вовсе! Конечно, выглядело это не по-революционному, зато ох как прибыльно для кармана! И через Бриджпорт и Нью-Хэйвен, а так же через районе Великих Озер потекли потоки английских товаров в остальные штаты.

Что касается юга – там решили, что Новая Англия задирает таможенные пошлины на английские товары, чтобы вытеснить с рынка английских перевозчиков, а потом драть с южных штатов за морские перевозки втридорога, поэтому «ценовую войну» с бывшей метрополией не поддержали.

Тут еще их достиг слух, что согласно новому торговому договору с Испанией пиренейцы закрывают для американских торговых судов устье Миссисипи. И один за другим южные штаты, начиная с Вирджинии, начали угрожать конгрессу, что если подобный договор вступит в силу, то они оставляют за собой право выйти из конфедерации. На издевательский вопрос Хенкока, куда же они собираются пойти, за всех ответил округ Кентукки (штатом он стал только в 1792 году) – их представитель сообщил, что ведет с британским правительством в Канаде переговоры о…. британском протекторате над территорией округа. Хоть стой, хоть падай! Вопрос «За что воевали?» приобретал уже не символическое или гипотетическое, а вполне реальное наполнение.

Джордж Вашингтон, тогда еще не президент США, а удалившийся на покой генерал Континентальной армии, писал в октябре 1785 года: «Соперничество и местничество слишком сильно сказываются во всех наших общественных советах, чтобы возникло доброе правление союзом. Одним словом, конфедерация представляется мне тенью без сущности, а конгресс зыбким органом, на постановления которого почти не обращают внимания… С высот, на которых мы стояли, мы спускаемся в мрачную долину смятения».

Из 91 делегата Континентального Конгресса на заседания приезжали от силы 25, остальные рассматривали представительство в конгрессе и общий бюджет на конфедерацию, как пустую трату денег. И к 1787 году стало понятно – государство, еще не успев создаться, уже просто разваливается.  Штаты начали друг с другом таможенные войны, занялись печатанием собственных денег, финансирование собственных милиционных сил без согласования с другими.

Перед тем, как закончим первую часть, следует сказать еще вот что. Как это обычно бывает при революциях, на фронтах воевали одни, а вот обогатились другие. Как мы уже говорили, если в сентябре 1777 году бумажные доллары, выпущенные Континентальным конгрессом, котировались по паритету, то уже в декабре того же года за сто бумажных долларов давали только 74 доллара в звонкой монете, к концу следующего года — 14, к концу 1780 года — 2 доллара, а в июне 1781 года инфляция приняла такие размеры, что население вовсе перестало принимать бумажные деньги, предпочитая английскую, испанскую и французскую валюту. Соответственно на первый план вышла собственность – товарная ли или частная – неважно. Короче говоря – выиграли крупные купцы и торговцы.

10
Восстание Шейса.

А для остальных, в лучших заветов самых бессовестных ростовщиков, было принято следующее решение – жалования, подряды, работы и т.д. оплачивались в бумажных долларах, а вот налоги требовалось платить долларами серебряными. Тех, кто не мог платить налоги, объявляли должниками, сначала конфисковывали имущество, а потом и бросали в долговые тюрьмы. Как вы понимаете, конфискованное каким-то хитрым способом оказывалось в руках… конечно же у тех же самых богачей, купцов и торговцев.

Фермеры и ремесленники штата Массачусетс в прошении, поданном в 1786 году в местное Законодательное собрание, заявили: «Если положение не будет изменено в благоприятную для народа сторону в самое короткое время, половина здешних жителей, по нашему мнению, обанкротится. Как же может быть иначе, если ежедневно присяжные и судьи отбирают нашу землю за треть стоимости, наш скот за полцены?».

И естественно, что в 1786 году в нескольких штатах произошли восстания разорившихся фермеров и рабочих. Восставшие врывались в суды, прерывали их заседания и уничтожали дела о взыскании налогов и о продаже земель за долги. Милиция нередко присоединялась к восставшим. В отдельных городах Новой Англии народ врывался в тюрьмы и освобождал заключенных за долги. Дома богачей обыскивались, их самих подвергали изгнанию. В некоторых графствах штата Род-Айленд восставшие захватили власть. При этом они оправдывали свои действия например так: «Жена и дочь губернатора живут бездельничая, вместо того чтобы работать, подобно простому люду; деньги скопляются в Бостоне, в то время как их надо разделить».

В конце 1786 года 500—600 фермеров и ремесленников во главе с Даниэлем Шейсом прервали заседания высшего суда штата, чтобы помешать вынесению приговоров о конфискации собственности за неуплату долгов, а в ноябре воспрепятствовали судебной сессии в Вустере. Губернатор штата Массачусетс банкир Джон Хэнкок испугавшись начинавшихся волнений, отказался от своего поста. Его преемник Бодуэн объявил руководителей восстания вне закона и назначил награды за их головы. Восставшим он приказал разойтись. Губернатор Бодуэн мобилизовал ополчение из 4400 человек на 30 дней для борьбы с восстанием Шейса, к которому в разгар восстания в одном Массачусетсе примкнуло свыше 5 тысяч фермеров. В конце декабря 1786 года Шейс с 1100 повстанцами сделал попытку захватить арсенал в Спрингфилде, охранявшийся отрядом в 1200 человек. Цель — захватить в арсенале 15 тысяч мушкетов и пушки, вооружить доведенных до отчаяния людей и идти на Бостон – грабить богатых и уничтожать долговые книги. Нападение это было отбито залпами картечи, и в феврале 1787 года были взяты в плен около 150 восставших.

11
Атака на Арсенал в Спрингфилде.

В период этого восстания Вашингтон писал Джеймсу Мэдисону: «Никогда еще заря не занималась так благоприятно, как для нас, и никогда еще день не был более облачен, нежели сегодняшний. Мудрость и хороший показ необходимы в настоящий момент, чтобы спасти политическую машину от грозящей бури… Если мы не изменим нашего политического кредо, то настройка, которую мы воздвигали в течение семи лет с такими большими издержками — золотом и кровью, должна пасть. Мы стоим на крайней грани анархии и беспорядка.

Письмо, полученное мной от генерала Нокса, который только что вернулся из Массачусетса, куда он был послан конгрессом в связи с потрясением в этом штате, наполнено грустными заметками о настроениях и намерениях значительной части населения. Между прочим, он говорит: «Их кредо заключается в том, что собственность Соединенных штатов отстаивалась от конфискации Британии соединенными усилиями всех и поэтому должна быть общей собственностью на все, и тот, кто пытается противостоять этому кредо, есть враг равенства и справедливости и должен быть сметен с лица земли».

Еще: «Они решили аннулировать все долги, государственные и частные, и имеют аграрные законы, которые легко осуществляются посредством необеспеченных бумажных денег, каковые будут являться обеспечением во всех и всяких случаях». Он добавляет: «Численность этих людей достигает в Массачусетсе почти одной пятой части в некоторых населенных районах; к ним можно причислить подобным же образом настроенных людей из штатов Род-Айленд, Коннектикут и Нью-Гемпшир, что составит группу приблизительно в 12-15 тысяч отчаянных, беспринципных людей. Они принадлежат главным образом к молодой и активной части общества».

12
Армия идет на подавление восстания Шейса.

Чтобы справиться с восставшими, пришлось созывать и вербовать целую армию под командованием генерала Нокса. После того, как Шейс был разбит – он и 13 других руководителей восстания сдались, и сначала им вынесли смертные приговоры. Но позже решили их сильно смягчить, поскольку опасались нового витка восстания. Вместе с тем власти пошли на компромиссы, чтобы убрать поводы для новых восстаний.

И уже в этом, наступившем 1787 году стало ясно – страну нужно спасать. От распада. Чтобы Соединенные Штаты не стали Разъединенными Штатами. 14 мая 1787 года в Филадельфии открылся Конгресс, на котором собрались «15 плантаторов-рабовладельцев, 14 банкиров, 14 землевладельцев и спекулянтов землей, 12 торговцев, промышленников и судовладельцев, всего числом 55». И эти люди должны были спасти государство, составив Конституцию новой страны, и определить – как вообще жить дальше.

Fight
Конституционный Конвент 1787 года.

Продолжение воспоследует.

Предыдущие статьи Сергея Махова:

День Баррикад: майдан по-французски — I

День Баррикад: майдан по-французски — II

Деньги, пушки и корабли: как Петр I создавал Россию