Выбор в пользу русского языка в позднем СССР

211397_original

В 70-80-е годы в СССР, если верить советской статистике, усилия местных националистов и республиканской номенклатуры по насаждению «национальных» языков в Белоруссии и на Украине потерпели крах.

Так, на Украине в 1980-1981 учебном году 54,6% учеников средних образовательных школ дневной формы обучались на украинском языке, а на русском — только 44,5%, или 3,54 против 2,895 миллионов. В 1988-1989 учебном году доля учеников, получающих образование на русском языке, составила уже 51,8% (3,52 миллиона), а на украинском — 47,5% (3,22 миллиона). То есть, еще 10-15 лет, а затем неизбежная интернетизация и украинский язык отправляется в филологический заповедник (что и произошло в конечном итоге, несмотря на дичайшие усилия младо-националистов, которые лишь притормозили этот процесс).

В Белоруссии позиции «белорусского языка» (наркомовки) были изначально более ущербными, несмотря на все старания советской власти. В 1980-1981 учебном году 35% школьников (488 тысяч) получали образование на нем, а 65% — на русском (907 тысяч). В 1988-1989 учебном году пропорция была уже такой: почти 80% получали образование на русском (1140 тысяч), и лишь 20% — на белорусском (298 тысяч человек). И сейчас белорусский язык несмотря на все усилия режима Мудашенко и немногочисленных белорусско-польских националистов так и остается в филологическом заповеднике.

Внутри РСФСР в позднесоветскую эпоху русский язык подрывал начисто позиции языков малых народов. С 1980 по 1988 годы число учащихся в средних школах на татарском языке упало с 217 до 98 тысяч человек, чувашском — с 58 до 37 тысяч, проект обучения на чеченском языке провалился, на башкирском — с 68 до 44 тысяч, лишь чуть-чуть подросло количество учащихся на якутском языке — с 48 до 54 тысяч человек.