Некоторые вопросы строительства египетских пирамид

0_13a8b2_d245dd6b_XXXL

В современной египтологии существуют два основных взгляда на технологию строительства пирамид в древнем Египте. Согласно первому, каменные блоки вырубались египтянами в карьерах из скального массива и затем оттаскивались на стройку развитого неолита. Согласно второму подходу, значительная часть каменных блоков была отлита по технологии «геополимерного бетона» из известняка непосредственно на месте строительства или рядом с ним.

Вкратце отметим, что египетские пирамиды (прежде всего, известные всему миру пирамиды Гизы) являются удивительными и уникальными сооружениями. Которые создало общество, живущее в самом настоящем каменном веке. Считается, что пирамиды Гизы были построены примерно в 2600 (2800) — 2200 годах до нашей эры (XXVI — XXIII века до н. э.) или 4600 — 4200 лет назад, соответственно. Как свидетельствуют археологи, у обитавших в то время в долине Нила людей основные орудия труда были каменными, и лишь небольшая часть из них была из мягкой меди. Медь древние египтяне добывали на Синайском полуострове в очень скромных объемах и это был достаточно дефицитный материал.

Как пишет со ссылкой на британских специалистов (A.Lucas, R. Caminos), исследовавших древнеегипетские шлаковые отвалы, советский египтолог Хильда Кинк, за почти три тысячи лет — с IV тысячелетия до нашей эры и до середины II тысячелетия до нашей эры на Синае было добыто всего около 10-11 тысяч тонн меди (Х.А. Кинк. Как строились египетские пирамиды. М., 1967). Проще говоря, египетские пирамиды являются памятниками культуры, практически лишенной металла.

Что касается самой возможности строительства таких гигантских и сложных сооружений как пирамиды культурой, находящейся на столь низкой стадии развития, то современная египтология за небольшими исключениями, вполне допускает ее. С помощью каменных орудий, деревянных клиньев, медных и кремниевых сверл десятки тысяч людей за долгие годы вполне могли вырубить из скальных массивов блоки и доставить их на строительство. Понятно, что эффективность такого низкотехнологичного труда была соответствующей, понятно также, что многочисленных строителей и их семьи надо было как-то кормить, и не до конца ясен вопрос, мог ли древний Египет первых династий вообще обладать подобной организационной структурой.

Отдельный вопрос — это доставка и установка гигантских каменных блоков на строительство, причем не только пирамид. Так низ пирамиды Хуфу облицован базальтовыми блоками весом в 16 тонн. Гранитные балки перекрытия склепа гробницы этой пирамиды весят около 500 тонн. В святилище Менкаура вес многих каменных блоков составляет порядка 200 тонн, а в храме Хафра есть монолиты весом до 423 тонн. Это не считая того, что только одна пирамида Хуфу состоит из 2,3 миллионов каменных блоков весом в 2-10 тонн. А помимо трех великих пирамид в Гизе, вокруг них были построены десятки более мелких.

Большинство исследователей — невзирая на то, являются ли они сторонниками «естественной» или же «бетонной» теории строительства пирамид и других мега-сооружений в древнем Египте, склоняются к тому, что помимо «производства» каменных блоков их транспортировка была также завязана на древесине.

0_13a8b4_1b386ead_XXXL

Если говорить о комплексе пирамид в Гизе, то основной строительный материал — известняк — добывали рядом с местом строительства на Ливийском нагорье. Относительно небольшие известняковые блоки на короткие расстояния передвигали с помощью долеритовых катков в виде шаров или цилиндров. Более крупные монолиты перевозили с помощью деревянных волокуш и деревянных катков. Сложнее было с доставкой других материалов. Так, белый облицовочный известняк добывали на другом берегу Нила. Месторождения базальта находились у Фаюмского оазиса. Гранит привозили из района Асвана за более чем 1000 километров от Гизы. Диорит привозили за 1,5 тысячи километров, часть камня также поступала с Синайского полуострова. Все это диктовало необходимость в больших запасах древесины, которая должна была пойти на создание подъемных механизмов (кранов), саней-волокуш, деревянных катков (очевидно, быстро выходивших из строя), систем транспортных блоков, строительных лесов, наконец, тех же речных судов для транспортировки камня.

Поэтому одним из ключевых вопросов строительства пирамид является обеспеченность древнего Египта древесиной. И на этом простом вопросе мировая египтология буксует уже второе столетие. Традиционный взгляд предполагает, что древний Египет в III тысячелетии до нашей эры — когда в нем были построены гигантские пирамиды — был вполне обеспечен лесом. В частности, такое мнение высказывал еще в XIX веке один из мастодонтов европейской египтологии сэр Уильям Флиндерс Петри. Вслед за ним тезис о лесах в древнем Египте с той или иной степенью огульности повторяли многие иные египтологи (Х.А. Кинк, G.A. Reisner, Karl W. Butzer и другие). Но в последние десятилетия исследователи заняли более осторожную позицию. Известный итальянский археолог и египтолог Alessandra Nibbi лишь допускала, что в III тысячелетии в долине Нила могли быть в лучшем случае только отдельные лесные массивы.

Исследования дотошного шведского египтолога и палеоботаника Виви Такхольм (Vivi Täckholm) в 60-70-х годах прошлого века показали, что в историческую эпоху в древнем Египте (т.е. после 3000 года до нашей эры) вовсе не было никаких лесов. Современные палеоклиматические и палеоботанические исследования подтверждают подобный вывод. Причем вероятность наличия лесов в долине Нила и вокруг нее была мизерной еще в эпоху до фараонов.

832932_900

Собравший воедино результаты палеоклиматических исследований эпохи позднего неолита Северной Африки российский египтолог Дмитрий Прусаков в ряде своих работ («Природа и человек в Древнем Египте», М., 1999, «Древний Египет: почва цивилизации. Этюд о неолитической революции», М., 2009) дает следующую общепринятую сейчас хронологию изменения климата в современном Египте.

В послеледниковую эпоху северо-восточная Африка имела влажный климат. На середину и начало второй половины V тысячелетия до нашей эры (4500-й год до нашей эры) приходится т.н. кульминация климатического оптимума голоцена. Средняя годовая температура в северном полушарии была примерно на 1,4 градуса выше, чем сейчас. В современной Сахаре и Ливийской пустыне выпадали обильные осадки (т.н. «неолитические дожди»), эти территории характеризовались густой тропической растительностью.

С 4300 года до нашей эры в северном полушарии начинается довольно резкое похолодание. За следующую 1000 лет среднегодовые температуры понизились более чем на 2,6 градуса. В свою очередь для Северной и Северо-Восточной Африки это означало резкое уменьшение осадков. Территории, ранее покрытые густой растительностью, превращались в лесостепи, затем степи и саванны. Во второй половине IV тысячелетия до нашей эры бурными темпами началось опустынивание Северной Африки.

Засушливый климат и аридизация жизненного пространства привели к тому, что кочевые племена Северной Африки начали смещаться в сторону долины Нила, прежде всего, Дельты. Древнеегипетский неолит обычно отсчитывается от рубикона 5000 лет до нашей эры, но вплоть до середины IV тысячелетия до нашей эры он представлен лишь отдельными, часто не стационарными поселениями в Дельте.

Эта территория, естественно, также была лишена сколько-нибудь заметных лесных массивов, и представляла собой чередование лугов, саванн, заболоченных участков и камышовых зарослей речных проток. Дальнейшее высыхание саванн Северной Африки и уменьшение высоты разливов Нила привели к ускоренному заселению Дельты, а затем и долины Нила в конце IV — начале III тысячелетия до нашей эры (вероятно, на это воздействовала также трансгрессия Средиземного моря и постепенное затопление Дельты Средиземным морем, что вынуждало людей подниматься вверх по реке).

0_13ad41_262cb351_XXXL

Между тем, около 3200 года до нашей эры климат Египта оказался даже суше, чем в современную эпоху. Так, германский египтолог, антрополог и географ Карл Бутцер (см. Early Hydraulic Civilization in Egypt, 1976) назвал ситуацию конца IV тысячелетия до нашей эры «первым зоо-экологическим дисконтинуумом». В то время уровень дождевых осадков в окружающих долину Нила саваннах и полупустынях упал до 50-100 мм в год, что привело к масштабному вымиранию и исчезновению существовавшей там фауны (слонов, ряда видов антилоп, жирафов, львов, носорогов и т.п. животных). С учетом высыхания притоков Нила и снижения уровня грунтовых вод это поставило крест на лесах в древнем Египте. Напомним, что даже для жестоклистных лесов средиземноморского типа необходимо хотя бы 400-500 мм осадков в год, а маргинальные леса субэкваториального пояса начинаются при регулярном увлажнении хотя бы от 200-250 мм осадков в год. Климат древнего Египта был еще суше.

Для вытесненных волнами засух в долину и Дельту Нила бывших кочевников-скотоводов и охотников из Ливии и Синая занятие нашлось в земледелии, которое дало серьезный «прибавочный продукт» благодаря регулярным аллювиальным отложениям реки (нильскому илу). В 3000 — 2800 годах до нашей эры засушливая эпоха в древнем Египте сменилась чуть более влажной, однако ненадолго. По данным Карла Бутцера, в 2800 — 2600 годах до нашей эры в Египте, где уже существовало Старое царство (2800-2200 годы до нашей эры), из-за сильнейших засух произошел «второй зоо-экологический дисконтинуум», приведший к очередному вымиранию фауны в районах Ливийского нагорья и долины Нила. Затем ненадолго — на 100-150 лет климат снова стал более влажным, но после 2480 года до нашей эры очередное понижение среднегодовых температур в северном полушарии стало триггером для следующей волны аридизации Северной и Северо-Восточной Африки.

Третий зоо-экологический дисконтинуум, по расчетам Бутцера, длился около 100 лет и привел к наступлению песков прямо на долину Нила. Климат был настолько сухим, что плохо росли даже такие устойчивые к засухам деревья как акация и тамариск, а большая часть животной фауны банально покинула долину реки и ее окрестности. Уровень дождевых осадков, по всей вероятности, был даже меньше, чем в настоящее время. Сейчас Дельта Нила получает около 180-200 мм осадков в год, Каир и его окрестности — всего 30-35 мм, а южнее их количество уменьшается уже до статистической погрешности.

0_13d355_119a1a12_XXXL

Окончательно «добила» Старое (Древнее) царство, при котором были построены все великие пирамиды Гизы, мощнейшая засуха 2300-2000 годов до нашей эры. По данным австрийского египтолога и палеоклиматолога Элизы Приглингер из университета Вены (см. подробнее: Elisa Priglinger. Die Erste Zwischenzeit Ägyptens: Eine Historiographie., 2011), недавние исследования показали, что для этой эпохи характерны серьезное падение уровня грунтовых вод (на 5-6 метров) и занесение песком пустынь ряда населенных пунктов непосредственно в самой долине Нила.

Получается, что египетская цивилизация сложилась в условиях перманентной аридизации пространства и жестко засушливого климата. Единственным спасением оставались лишь разливы Нила, которые позволяли земледельцам выживать. Данные об аридизации климата Северо-Восточной Африки на протяжении IV-II тысячелетий до нашей эры и позднее были подтверждены также современным французским геохимиком Christophe Lecuyer, исследовавшим зубы мумий из Musée des Confluences (Лион, Франция).

Таким образом, можно резюмировать, что создание мега-сооружений древнего Египта в III тысячелетии до нашей эры было делом рук не просто общества эпохи каменного или медно-каменного века, но и еще живущего в тяжелейших климатических условиях. Отдельный вопрос здесь — откуда при всем этом фараоны первых династий набирали десятки тысяч (даже сотни, такое мнение высказывали британские египтологи вслед за Геродотом, см. подробнее Х.А. Кинк) людей для строительства гигантских сооружений.

В любом случае, наличие лесов в долине Нила в эпоху Старого царства представляется сейчас невероятным. Откуда тогда египтяне доставали необходимую древесину (а ее требовалось для строительства очень много, и в этом сходятся почти все ученые) — не совсем понятно. В современной египтологии этот вопрос незаслуженно обходится вниманием. Известно лишь, что в более позднюю эпоху Нового царства (вторая половина II тысячелетия до нашей эры) древесину для Египта поставляли Ливан и Нубия, однако эти поставки были ограничены тогдашними транспортными возможностями. Так сплав дерева по Нилу из Эфиопского нагорья, например, был затруднен порогами на этой реке, а дошедшие записи о поставках леса из Финикии и Ливана свидетельствуют о совсем крошечных объемах, которые можно было перевезти на судах той эпохи.

0_13d360_5a81d8db_XXXL

Возможно, что по мере дальнейшего развития палеоклиматических и палеоботанических исследований в долине Нила и Ливийской пустыне ученые получат в руки новые свидетельства о климате той эпохи. Маргинальной точкой зрения в египтологии пока является предположение, что комплекс пирамид в Гизе, включая Сфинкс, а также ряд крупных храмов, был построен существенно раньше — тогда, когда Северо-Восточная Африка обильно увлажнялась т.н. «неолитическими дождями». Последние радиоуглеродные анализы древних растений, найденных в комплексе Гиза, которые провели ученые Оксфордского университета, а также их коллеги из Франции, Израиля и Австрии, позволили немного удревнить пирамиды. Правда их датировки сместились в лучшем случае на 50-100-150 лет.

Тем не менее, есть еще один фактор, который современная египтология слабо учитывает в привязке к датировкам строительства пирамид. Дело в том, что практически все мега-сооружения Старого царства в Египте снабжались мощными дренажными системами, рассчитанными на обильные и регулярные дождевые осадки. Но какие могут быть регулярные осадки в аридном климате Египта III тысячелетия до нашей эры? Впрочем, ученых это до последнего времени это противоречие не сильно смущало. Полвека назад известная советская египтолог Хильда Кинк (1967) писала:

При сооружении больших каменных строений древним египтянам приходилось ограждать их от разрушающего действия дождевой воды. Ливневые дожди на широте Мемфиса значительны. Строители пирамиды Джосера делали верх ступеней не горизонтальным, а слегка покатым. Это было нужно для лучшего стока воды. Задерживаясь дольше на ступенях пирамиды, вода находила бы себе ход в толщу кладки и тем самым способствовала бы ее разрушению. Благодаря покатости сразу же после начала дождя вода каскадом стекала вниз.

По данным египтологов, только вокруг трех больших пирамид в Гизе было обнаружено 284 водоотводных канавы и кюветов для приема и отвода дождевых осадков. При этом египтяне весьма искусно выкладывали каменные и медные желоба для водосливов, а в плитах полов ряда храмов филигранно высекались дренажные канавки, имеющие небольшой, но постоянный уклон. Отдельно стоит вспомнить, что при строительстве великих пирамид египтяне умудрились так сделать вентиляционную систему, что она исключала попадание в нее дождевой влаги, пишет Х.А. Кинк.

Как это все коррелирует с доказанным учеными аридным климатом Египта эпохи Старого (Древнего) царства — загадка. Тут или сложившееся в египтологии представление о климате той эпохи сугубо не верно, либо пирамиды действительно были построены существенно раньше. Когда территория Египта увлажнялась обильными и регулярными дождевыми осадками, которые практически исчезли уже в IV тысячелетии до нашей эры.

0_143dcb_aec40a1b_XXXL

Фото Египта 50-80-х годов XIX века